KHR... another

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 5: Синий галстук


Эпизод 5: Синий галстук

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Mickel Corvo, Ervokh MacGuffin, Yamashita Kagotarou
Место событий: Италия, конференц-зал отеля Illusione.
Время и погода: 15 мая, 19:00. За окном – вечерняя прохлада.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-03 17:50:01)

0

2

Угольно-черный, уже известный всем автомобиль Микеля, распахнув навстречу ветру оба передних боковых окна, неумолимо мчался по дорогам Италии, приближаясь к месту назначения, известному на всю страну отелю Illusione. Даже спокойному, словно удав, хозяину и водителю машины смутно казалось это ситуативное совпадение жизненных событий (передряга, в которую он попал несколько дней назад, и от которой еще недостаточно оправился, и название отеля, куда они ехали) проявлением некого знака свыше – насколько бы он не был атеистом. Впрочем, это был наверно один из очень немногих дней, когда Микелю удалось сохранить благодушное настроение до вечера и продолжать его сохранять даже с живым Макгаффином на соседнем сидении. Последнему никак не сиделось спокойно, а Микель, едва придерживая руль перчатками из тонкой черной кожи – благо точная электроника чутко реагировала на любое касание – расслабленно думал о том, чего, де, неймется парню.

В общем-то, понять его было не так сложно: уже давно привлекающий к себе внимание Ямасита ранее не был заинтересован в любом виде сотрудничества, планомерно отмахиваясь простенькими кусками помощи и не претендуя на что-то большее. А тут он сам предложил свои услуги, и это невольно заставляло задумываться. С другой стороны, Микель эту заявку отправил как частное лицо, так что вполне вероятно, что Ямасита понятия не имеет, с какими волкам на встречу едет. А что насчет Ервока, то тут имело место пересечение областей деятельности, по поводу которого механик пилил Микеля большую часть поездки. Корво с улыбкой мысленно похвалил себя за хладнокровность.

Что нам про него самого известно? – лениво протянул Микель, повернув голову к Ервоку и с неопределенным выражением, скрытым за темными очками, глянув на папку, лежащую на коленях механика.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-06 17:48:57)

0

3

Подобно жидкости, переливаемой из одного сосуда в другой, Ервок по привычке занимал все доступное ему пространство, растекаясь по переднему пассажирскому креслу ленивой желатиновой лужицей. И даже столь комфортное агрегатное состояние не мешало ему сосредоточенно испытывать тщательно контролируемые импульсы легкого раздражения - солнечный день явно заслуживал того, чтобы прожить его с улыбкой на лице, хоть события последних дней и заставляли прилагать к этому все большие усилия. Резня в ресторане, бдения над изнеможенным после кладбищенской аномалии Микелем, а теперь ещё и совершенно формальная встреча, на которую следовало отправить скорее группу рядовых агентов, чем занятых разгребанием свалившегося на семью дерьма хранителей. Все это изрядно выбивало из колеи, хоть Ервок внешне и держался молодцом. Не смотря на включенную автомагнитолу, изливающуюся джазовыми импровизациями, он насвистывал себе под нос собственную незатейливую мелодию и возился с колыбелью для кошки. Светлый шнур, натянутый между ладонями, и ведомый ловкими пальцами инженера, складывался в призрачные геометрические фигуры, совершенно чуждые и безразличные к миру округлой органики.

– Что нам про него самого известно? – внезапно спросил Корво, ослепив механика отражённым стёклами очков солнечным бликом.
Явив в пространстве перед собой нить, сложенную в виде вопросительного знака, Макгаффин вгляделся в темные стёкла, заменяющие солярному хранителю глаза. Помимо собственного  озабоченного лица, он приметил в отражении и классическую кожаную папку, лежащую у него на коленях - незаменимый и ненавистный элемент любого секретного задания Заффиро.

– Кроме того, что он махровый программист, в прошлом пытавшийся пристроиться среди нелюбимых нами яростных технократов? Удивительно немного, – со слабой улыбкой бросил Ервок, начиная листать содержимое скупого досье, дополненного смазанным снимком камеры наблюдения вместо достойной фотографии. Даже пропущенное через разработанные хранителем фильтры, это изображение ничего не говорило о чертах лица учёного. – Ну, кроме того, что, судя по имени, он японец. Закончил Киотский, собрал пламенный детектор... – тут Макгаффин взял небольшую паузу, продолжив чуть менее доброжелательным тоном – ...который, кстати, на мой инженерный взгляд, ничуть не лучше моего собственного. Ну, вот зачем он так завысил рабочее напряжение на микроконтроллере?

Остаток дороги механик Заффиро пристально изучал схему счётчика, хмурясь и хмыкая с частотой около трёх событий в минуту. Его тихие комментарии, вряд ли слышимые водителю, становились всё более противоречивыми, балансирующими на грани признания таланта Ямашиты и желания подвергнуть учёного анафеме за столь топорные пути решения неоднозначных проблем. Более того, когда Корво остановил автомобиль перед отелем, Ервок тут же выскочил наружу, вместо того, чтобы по привычке дождаться пока его оттуда вытащат. Разговор с «фрилансером» обещал быть интересным: наконец-то, ему попался человек, в теории способный поддержать беседу на профессиональную тематику.

0

4

Ещё не адаптировавшийся к часовым поясам Каготару решил от греха подальше явиться к месту встречи раньше назначенного. А мероприятие воистину было светским - организаторы позаботились о шике и блеске приема как заинтересованных лиц, так и их спутников, гостей, эскортов. Проходя вдоль коридоров в поисках нужного конференц-зала, Ямасита в сотый раз мысленно поблагодарил свой самый плотный и надежный чехол для костюма - запах или шерсть кошки были бы ну точно ни к селу, ни к городу. Денди или модника парень едва ли напоминал, скорее он сливался с третью присутствующих однотипных "белых воротничков". Итальянцы от природы любят экстравагантность, что для их маленькой страны на деловых мероприятиях неприемлемо в силу пережитков прошлого.
Нельзя взять и вытравить дихлофосом менталитет вкупе с пережитками Второй мировой. 
Вот только одно но... надевая яркий синий галстук - самый броский из тех, какие у него есть, Ямасита ну никак не ожидал... что в этих краях на подобное сейчас мода.
Переступив порог конференц-зала парнишка обомлел от ритма цветов - белые, черные, бежевые и другие костюмы; блеск внушительных перстней, зажимов и запонок от местных мужчин; рубашки самого различного цвета и калибра... ну, и да, таки всевозможные галстуки. И синие в том числе. И хоть последние не отличались такой безбоязненностью, как в классическом образе Джима Керри, но динамика яркости и цвета вдоль линии присутствующих не желала спадать на "нет".
Что сказать - май на итальянском дворе, солнце, страстный темперамент, все дела.

Неловко сглотнув, попросту теряясь в числе присутствующих, японец проскользнул на место уже в конце зала, скромно и зажато расположившись там.
Достав свои блокнот и телефон, пока было время, Ямасита решил пораскинуть мозгами о наболевшей "пространственной бреше". Как назло, эта живность расположилась в довольно оживленном месте. И с тех пор, как туда, по его словам, делал ходку Рей - Каго не успел получить никаких сведений.
Почему она ведет себя нестабильно и по какой причине появилась..? Её природа и устройство не похожи на черную дыру. Надеюсь, Хейтер все-таки расскажет мне, как эта штука реагирует на присутствие пламени.
Уткнувшись носом в свои черновики и уходя в себя, Каготару в очередной раз задумался о своей поездке сюда. С одно стороны, Рейнард не был в восторге, когда Ямасита ухитрялся извернуться подработать на стороне.  "Я что тебе, мало плачу и помогаю?" - примерно в таком духе встречал его беловолосый, ловя с поличным. Нет. В плане обеспечения, Рей бесспорно был и оставался лучшим. Но при всем при том, Каго из тех безумцев, которые даже в голодухе будут гнаться за идеей. Официальная наука, увы, некоторые идеи намеренно уничтожает. К тому же, в последние полгода от шефа только и слышно "я занят", "я сейчас в отъезде - ключи/телефоны/полимеры сам знаешь, где найти". Так и до деградации на одном месте недалеко.
Я же не делаю чего-то криминального, так чего мне должно быть стыдно.

0

5

Не зуди, ты прекрасно понимаешь, почему нам потребовался еще один инженер, – отрешенно бросил Микель, вглядываясь в боковое зеркало на наличие помех, способных задержать его на обгоне. Он еще хотел добавить про то, что ты-то специалист по работе с пламенным оборудованием, а тот чудак – профан, но судя по виду Макгаффина он уже давно углубился в чтение досье. Солнечник пожал плечами и, убедившись, что никого на дороге не оказалось, Корво свернул на левый ряд. Чем хорошо было вождение – незатейливый набор навыков позволял отвлечься от ежедневных проблем и подумать о чем-нибудь другом. Что характерно, как и при любом другом занятии, не требующем мыслительного напряжения, при этом способны возникать очень внезапные мысли и идеи, до которых и не додумаешься в другое время.

Микель не верил в случайности с тех пор, как начал работу на крупную криминальную организацию – опыт показывает, что все «судьбоносные встречи» и прочая белиберда на деле оказываются ничем иным, как тщательно продуманной и три раза спланированной операцией. А тут целых две случайности, нагоняющих на ранее невинного (насколько вообще могут быть невинными механики) Ямаситу, единственно что много где засветившегося ранее в качестве программиста, тяжелые тучи подозрения. Даже если попытка вступить в Бабель действительно была случайна (ну, скажем, те хорошо известны как научная организация, и любой уважающий себя ученый попытался бы туда попасть), то последующее за этим создание – как его там – пламенного детектора обращает на себя внимание. Почему он раньше не читал информацию по Ямасите? Ах да, посчитал это лишней тратой времени.

Корво дважды попытался присмотреться к фотографии, прикрепленной к документам в руках Макгаффина, но снимок будто был снят на плохую камеру допотопного телефона, да еще на ходу. «Я буду в синем галстуке» – писал Ямасита, когда они договаривались о встрече. Более полной информации из него вытянуть не удалось, поскольку он просто не отвечал на последующие письма. О, а тем временем, отель совсем близко. Микель сбросил скорость и резко свернул из левого ряда через все полосы на поворот, заставив своей невинной выходкой не менее трех водителей недовольно просигналить ему вслед. Вскоре Illusione вырос перед ними во всей своей красе.

Подожди меня на входе, я пока... – начал Микель, но Ервок, окрыленный какими-то своими мыслями, уже покинул салон с той прытью, какую Корво не ожидал от человека, всю дорогу излучавшего недовольство по поводу цели поездки. Ну ладно. Когда Макгаффин отошел на достаточное расстояние от машины, чтобы его нельзя было случайно задеть, Солнце плавно тронулся с места и направил свой автомобиль на подземную стоянку, не желая полагаться на служащих отеля, столпившихся перед входом.

Разобравшись со всеми формальностями, касающимися транспорта, Микель плотно закрыл все стекла, за счет затонированности опустившие на салон глазовыкалываемый мрак. Кроме того, если на улице было прохладно, то под землей оказалось непримиримо холодно. Идеальные условия к существованию, но нужно было возвращаться к Макгаффину. Пошарившись в бардачке, разделявшем два передних кресла, Микель нащупал пистолет. Нет, решил он, продолжив поиски после короткой паузы, это будет неэффективно и проблематично. Хранитель прикрепил к поясу под пиджак обе коробочки, взял с собой упаковочку яблочного сока и в такой почти полной экипировке вышел из автомобиля, направляясь в здание. Каждый хранитель должен быть всегда готовым ко всему.

Холл отеля кишел людьми в костюмах, совершенно разнообразных, и Микель в своем агрессивном красно-черном одеянии выделялся гораздо меньше, чем кэжуал-костюм Ервока. Единственная деталь, при виде которой люди вокруг шарахались от мужчины – солнечные очки, которые Корво поспешил снять. Минус подобных конференций в том, что приходилось пытаться быть «нормальным», а в очках он был похож минимум на телохранителя. А это не тот образ, который был уместен сегодня. Отчаянно щурясь от яркого искусственного света, не оставляющего теням иного выбора, кроме как исчезнуть, Микель подкатил к Макгаффину со спины, незаметно привлекая к себе внимание:
Главное не кидайся на него сразу с технической частью, нужно сначала познакомиться, – негромко произнес он, пытаясь выцепить временно ухудшившимся взглядом из толпы Ямаситу по двум признакам, которые им известны: синий галстук и азиатская внешность.

+1

6

Отель возвышался перед Ервоком помпезным рядом романских колонн, поддерживающих кособокий треугольный фронтон, украшенный скромным барельефом. Раскинувшее в своих объятиях два обширных крыла здание очень напоминало штаб Заффиро, лишь с тем исключением, что мастера, построившего это торжество национальной ностальгии по славной империи имени дедушки Цезаря, не подпускали к учебникам исторической архитектуры даже за версту. Впрочем, Макгаффину сейчас было не до высоких искусств, о которых он, благодаря учительскому образованию, имел определённое, хоть и потускневшее со временем, представление. Его мысли, на данный момент, занимал лишь гениальный эскапист, столь извращенно насилующий электронику в своем тёмном подвальчике, а ныне ждущий встречи в холле этого каменно-мраморного недоразумения.
Потому-то с удивительной для себя скоростью, Ервок и взлетел по лестнице.

Журчала музыка. Красивые как стриженые пудельки мужчины и женщины, которых было значительно меньше, важно вышагивали по залу, слипаясь в метастабильные шумные группки по интересам. Тематика конференции, все ещё в своей конкретике не очевидная хранителю, явно взбудоражила общественность - людей было много. В особенности для Ервока, более ценившего спокойную размеренно-рациональную беседу в узком кругу людей, чем активное общение с сотней исключительно интересных незнакомцев. Контингент тех встреч, что он когда-то посещал, и то разделял его мировоззрение по этому поводу, что косвенно доказывало общую интровертность научного сообщества. Происходящее же на глазах хранителя, больше напоминало мрачную свадьбу, где каждый гость, нетерпеливо жаждущий общения, являлся владельцем пары-тройки сибирских нефтяных вышек.

– Главное не кидайся на него сразу с технической частью, нужно сначала познакомиться, – раздался позади голос Корво. В присутствии выдающегося бизнесмена вроде Микеля, к механику вернулось спокойствие, однако, все еще оттененное колким интересом к Ямашите.
– Ты уж прости, мой солярный друг, но я ничего не могу с собой поделать. Возня со штабной проводкой, знаешь ли, приедается. Изголодалась душенька инженерная по науке, которую, правда, хрен здесь сыщешь, – Ервок вновь окинул взглядом публику, надеясь приметить искомый синий аксессуар в сочетании с азиатской внешностью. Что-то подсказывало, что подходящий под это описание человек найдется в единственном экземпляре. Вот только найти его в дезориентирующей словоохотливой толпе было задачей непростой. А перспектива дожидаться окончания события и стоять, курить у входной группы одну за другой, следя за выходящими из здания толстосумами, Макгаффину совершенно не улыбалась.
– Пошли уж. Заодно разъяснишь мне, что здесь, в конце концов, происходит.

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-03-08 02:24:26)

0

7

Скрупулезно пытаясь вернуть симку в рабочее состояние, парень проклинал свою прежнюю поспешность. Сегодня днем он сошел с трапа, ехал вовремя заселяться в свой номер (в гостинице попроще и поотдаленнее), потом что есть скорости помылся, обсох, привел себя в порядок, оделся... а ещё по пути сюда в такси успел раз 30 поправить завязанный в самую последнюю минуту галстук.

Сейчас к  назначенному времени плотность людей на квадратный метр росла, явно быстрее грибов после дождя. Закончив ленивое начертание ещё одного массивного, ступенчатого в обратную сторону математического столбика в черновике, Каготару все же решил поднять глаза... и о боже. Душевный хиккарь звонко икнул и нырнул куда-то в пол, оставляя внешнего хозяина сидеть истуканом и с легкой паникой рыскать глазами вдоль и вглубь толпы.
Конечно ранее он тоже попадал в крупные фирмы на мероприятия и все такое, но
а) это было не так уж и рядом по дате, чтобы к этому привыкнуть;
б) таки это было у себя на родине, а любая живая тварюшка, как водится в этом нашем мире, существо территориальное. Хотя, быстро адаптирующееся.

Ах, да, о симке. Он переключился на местный аналог оператора, как трактует большинство мануалов и практика, и первые несколько часов все работало идеально. Стоило достать мобильник по дороге в Illusione, как на любую операцию со связью автоответчик на двух языках -итальянском, после английском, более близком Каго- твердо и уверенно вещал об ошибке и невозможности это использовать.
Тогда, надобно хотя бы найти сеть Wi-Fi... около десятка их здесь, с учетом местных торговых точек, отделений тех же операторов связи, банка и парочка вовсе частных устройств. и ни к одной не подключиться толком.
Понимая, что протирая седалище, связь он едва ли наладит, можно было бы ещё успеть юркнуть к местным операторам и раскошелиться на несколько евро.
"Если ты потеряешься, дорогой - не вздумай сам бежать на наши поиски, а то это хождение вокруг да около будет бесконечным!~" -вспоминался материнский голос из далекого-далекого детства младшего сына семьи. В такие моменты это явление случалось неспроста, ибо в итоге парень потом ругал сам себя, однако японец в очередной раз оставил этот кусочек флешбека без внимания, слетая со своим кейсом с места. Которое тут же поспешил занять какой-то джентльмен с личиком масштабами 7:8.
Искусно лавируя меж толпы, неловко улыбаясь, вздыхая, извиняясь, Ямасита выбрался в холл. Так, оператора видать с верхних этажей - отлично, минус несколько минут на топографический кретинизм. Развернувшись к лестнице, Каго вспыхнул аки томат, так как почти лицом к лицу столкнулся с обаятельной представительницей местного персонала, которая так вдохновленно начала лепетать что-то на итальянском.
-I'm so sorry, ledi, - пробубнил темно-русый, уклоняясь и спеша в заветную точку назначения с усиленной неловкостью. пусть лучше они с неким Микелем  созвонятся, прежде чем опоздание/разминка достигнет непотребной разницы для деловых партнеров.

0

8

И все же постарайся сдерживать души своей порывы, – оборвал Корво разошедшегося не на шутку Макгаффина и, проигнорировав его вопрос, направился на место встречи.

Когда глаза попривыкли к яркому свету, Микель наконец мог нормально оглядеться и оценить количество народу, большая часть которого намеревалась попасть на нынешнюю конференцию. Его удивляло, конечно, что Ямасита согласился встретиться в подобном месте, но тот явно не учел того, что синий цвет нынче в моде. Количество синих галстуков зашкаливало, но ни один из обладателей сего аксессуара даже близко не походил на азиата. Более того, во всем этом холле вряд ли встретится хотя бы один из них. А нет, встретился. Хотя и не должен бы здесь.

Приметив краем глаза какое-то активное движение на верхнем этаже, Корво повернул голову в ту сторону. Спотыкаясь на каждом шагу и чудом не падая с лестницы, прямо на них мчался темно-русый японец в черном костюме с – о чудо – синим галстуком. Вероятность того, что это нужный человек, достигала процентов девяноста пяти. Определив свою цель, Микель в несколько прыжков добрался до подножия лестницы, как раз в тот момент поравнявшись с азиатом. Столкновения не произошло, но японец был довольно грубо остановлен мужчиной, схватившим его прямо за основание того злополучного галстука.

Это крайне безответственно, господин Ямасита, покидать место встречи в назначенное время, – прошипел Микель по-итальянски, сурово смотря на молодого человека. Но его прежде накопленной сдержанности хватило, чтобы взять себя в руки и отпустить азиата, поправить ему покосившийся галстук и стряхнуть несколько белых пылинок, осевших на его костюме. Судя по виду японца, он кроме всего прочего плохо понимал по-итальянски, и Микелю пришлось переходить на английский, устной части которого его так долго и терпеливо учил Макгаффин.

Good evening. Mr. Yamashita, I guess. My name is Mickel Corvo, we were supposed to meet in conference hall. We have, – Микель широким жестом глянул на часы, – about five minutes before meeting time.
На этом месте Корво исчерпал все свое знание делового английского, дальнейшую фразу про «безответственность» и «уход с места встречи» он уже придумать на этом языке так сразу не мог. Он обернулся на подошедшего Ервока и ожидающе на него уставился.

Объясни, пожалуйста, юному джентльмену, что этот случай должен быть последним, если он желает по-прежнему получить работу. И что нам пора – конференция конференцией, он может поучаствовать на ней, если пожелает, но пока у нас заказан столик в ресторане и все его желания можно пока отложить на потом.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-08 16:25:54)

0

9

Следует заметить, что Ервок Макгаффин невольно выделялся из окружающей его толпы преуспевающих коммерсантов. Одетый в светлый пиджак с замшевыми заплатами на локтях, он напоминал учителя на школьном собрании чересчур богатых родителей. А вот Корво, напротив, судя по всему, чувствовал себя очень комфортно. Сняв солнцезащитные очки, он потерял значительную часть остатков своей индивидуальности и полностью смимикрировал под типичного посетителя текущей конференции. Разве что костюм его, даже не смотря на приличный достаток прочих гостей, так и светился той степенью престижа, которую простому смертному не суждено достичь; с ней можно было лишь родиться.  И вот теперь, когда этот кусок превознемогающего статуса бросился куда-то по направлению к лестнице, Ервок таки решил проявить свой спортивный дух, в наличие которого искренне сомневались все, кто его когда-либо знал. Даже в студенческие годы, воспеваемые общественностью как «то самое время, когда неплохо бы заняться собой», он был хорош разве что в высокохудожественном избегании любой физической активности. Сейчас же, Ервок, удивляя окружающих наспех сконструированным извиняющимся взглядом, торопился вслед за Микелем, который, подобно вожаку пернатой стаи, расталкивал толпу вокруг, создавая удобный канал из тех, кто в скором времени наверняка подаст на него в суд за нарушение личного пространства.  Приятно было осознать, что все знающие Макгаффина люди ошибались, и инженер всё-таки оказался способен на непродолжительную пробежку, окончившуюся чуть ли не лобовым столкновением с широкой спиной Корво.

А за ней творилось как раз то, чего так боялся механик: Микель пытался разговаривать по-английски. Поправив очки и подняв палец к небесам, он, как настоящий джентльмен, оберегающий родной язык от нашествия варваров, хотел было встрять в разговор, но вовремя приметил стоящего напротив азиата, щеголяющего помимо синего галстука ещё и потрясённым взглядом. Худенький, бледненький и немного жёлтый, он своим обликом прекрасно соответствовал образу нищенствующего учёного.
Объясни, пожалуйста, юному джентльмену, что этот случай должен быть последним, если он желает по-прежнему получить работу, – заявил Корво, обернувшись со страшным взглядом. Впрочем, без очков он всегда был таковым, так что Ервок, немного замявшись, вытащил из кармана пиджака бизнесмена его защитные стёкла и неуклюже нацепил их ему на нос. Кивнув и порадовавшись проделанной работе, он взял мистера Ямашиту под руку и отвёл подальше. Надеясь на профессиональный опыт японца, он, подмигнув, произнёс:
jIH 'oH QoS vaD wIj jup! (Клингонск: Прошу прощения за моего невоспитанного друга), – а затем, продолжил по-английски, – Думаю, нам стоит продолжить этот разговор за бокалом чего-нибудь дорогостоящего. Благо мой спутник, что так неосторожно обошёлся с вашим, признаюсь честно, очень странным, галстуком, платит. Просто постарайтесь не отстать.
Закончив с обязательной приветственной частью, инженер Заффиро обернулся, взглядом-минуткой намекая своему спутнику, что с этим он справился куда лучше, ибо хватать людей за шкирку – не самый лучший способ выразить свою радость по поводу встречи.

+1

10

Режим набедокурившего школьника - активация! Или о том, как япошкам неловко попадаться на собственной некомпетентности. С одной стороны славно, что они умудрились вот так вот пересечься по пути. С другой стороны - нелепо приехать пораньше и так тщательно готовиться, чтобы так коряво опоздать. Посему, ощущать самой шеей далеко не радостное приветствие, судя по всему, господина Корво, было справедливо в данной ситуации. Старший и крепкий собеседник действительно отождествлялся с той долей деловой ответственности, с которой придется столкнуть позже по выяснению отдельных деталей.
-Прошу меня простить, сер..! - поспешно отреагировал Каготару, рывком склоняя корпус в почтительном поклоне. 
Да уж, невольно вспоминаются все эти байки белобрысого про эту их "мафию", только без радужных огоньков и бабобоссов.
Зато, внезапно, вторая фигура оказалась солнечным лучиком средь сгущающихся туч, способным их уравновесить и сгладить черные мраморные контуры.
Незнакомец, о котором в раннем контексте между Ямаситой и Корво не упоминалось, явно импонировал нашему незадачливому товарищу. Рыбак рыбака видит издалека, все дела. И хоть вслух чего-либо наводящего озвучено не было, по общему ощущению от первого впечатления парень таки подчеркнул для себя нечто общее, может даже родственное. Да и чего уж врать - выглядящий попроще на общем расфуфыренном фоне блондин магнитировал на себя спокойствие и умиротворение.
Опомнившись и не смея чего-либо возразить, Каго проследовал за собеседниками. Нет уж, на здешнем празднике пафоса и бизнеса ему едва ли льстило задерживаться больше необходимого.

0

11

Микель чувствовал себя человеком, который говорит, но понимает, что никто его не слушает. Так сейчас поступал Макгаффин: вместо того, чтобы вникать, что говорит Корво и передавать его слова дальше по назначению, механик вытащил очки Солнца из его кармана и нацепил их ему на нос с таким видом, как будто только что предотвратил катастрофу похлеще поломки ядерной электростанции. Микеля не могло не поразить то, как с ним обращались. Речь его, строгая и безапелляционная, под конец приобрела удивленно-растерянные интонации. Более того, его потенциального подчиненного буквально увели из под носа (и ладно бы кто, но Макгаффин – человек, на протяжении всей поездки излучающий почти неприязнь к новому инженеру). Микель очнулся от наваждения только тогда, когда неаккуратно усевшиеся очки слезли с носа и попытались упасть на пол. Перехватив их по дороге, Корво подвинул их поближе к глазам, возвращаясь в блаженную затемненность. Ну, Макгаффин считает что мне так лучше, кто я такой, чтобы с ним спорить, подумал Микель, подходя к явно уже спевшейся парочке. Проигнорировав недвусмысленно-укоризненный взгляд Макгаффина и последний раз грозно зыркнув на Ямаситу, Микель широкими шагами направился в находившийся на том же первом этаже отеля ресторан.

По пути, на котором с каждым пройденным метром уменьшалось количество народа на квадрат, у Солнца было время, чтобы раздраженным шепотом перекинуться с механиком парой фраз, пока Ямасита плелся поодаль. Диалог выглядел следующим образом:
– Во мне теплится искренняя надежда, что ты не станешь указывать мне, как обращаться с моими потенциальными работниками.
– Покуда Ямасита является членом научного сообщества, он находится под моим священным протекторатом.
– С хрена ли?
– А кто еще обережет его от жадных коммерсантов, ищущих личной выгоды и ни во что не ставящих неприкосновенность чистой науки?
– Он сам искал работу. Ему за это платят большие деньги!
– Вот именно! Посмотрись в зеркальце, солнце мое, и узри, что с человеком делают этим самые «деньги». Настоящему ученому средства ни к чему!
– Если бы не эти «средства», у тебя не было бы всего того суперсовременного оборудования, которое ты у меня вымогаешь.
– Это другое! Я же их не зарабатываю!
– Точно. Ты только тратишь. И вообще, не тебе говорить за Ямаситу, пусть он сам решает, что ему нужно.

Окончание диалога пришлось как раз на то время, когда троица зашла в полутемные сени местного ресторана. Кондиционеры работали на полную мощность, создавая идеальную атмосферу уюта лично для Микеля. Перекинувшись с вечноулыбающимся метрдотелем парой фраз и определившись со столиком, Корво продемонстрировал своим спутникам, как нужно вести себя в ресторане подобного класса. Учтиво поблагодарив управляющего, проводившего их за указанное место, Микель развернулся к остальным и жестом пригласил их рассаживаться поудобнее, занимая заранее приглянувшееся ему место напротив Ямаситы. Подскочил официант, раскладывая перед ними меню, отскочил обратно.

Выбирайте, что угодно, – улыбнулся Микель японцу, взглянув на Ервока как на единственный переходный элемент преодолении языкового барьера. – И можете начать придумывать, что вы можете о себе рассказать, как о специалисте.

*Диалог написан в реальном времени с участием обоих игроков.

0

12

Не забывая поглядывать на идущего следом ученого, Макгаффин с радостью бросился в дружескую вербальную перепалку с солнечным хранителем. Спорить он любил, хоть в этом деле и не съел не единой собаки. Чаще всего оставляя последнее слово своему сопернику, он получал удовольствие скорее от процесса обмена весомыми аргументами, нежели от редких побед. На этот раз, правда, настоящего спора не получилось хотя бы потому, что после условно-примирительной фразы, Микель полностью переключил своё внимание на работника отеля, чья выдающаяся, но вряд ли искренняя, улыбка затмевала даже блестящую хрусталём люстру. Украдкой подмигнув замешкавшемуся позади Каготару, Ервок ладонью зачесал назад съехавшие на глаза пряди волос, поправил очки и, тем самым приведя себя в надлежащий приличному обществу вид, двинулся за своим другом к, судя по всему, заранее заказанному столику.
Как и все, что Микель предпочитал видеть в своем окружении, ресторан был исключительно дорогим, что, впрочем, не умаляло его популярности. Даже в самом дальнем уголке помещения, где по  общеизвестным правилам надлежит проводить секретные переговоры, сидела группа изысканных джентльменов во главе с седым бородачом, теребящим свою трость. Невольно улыбнувшись этому призраку послевоенного времени, Ервок задумчиво обратил свой взгляд на чудом материализовавшееся перед ним меню и спустя пару тягостных минут, посвященных известным мукам выбора, сделал свой заказ.

Теперь, я предполагаю, настало время поговорить о деле. Разумеется, мы изучили ваше портфолио, мистер Ямашита.., – Ервок по ошибке сделал глоток яблочного сока из высокого стакана, явно предназначенного Микелю. Сначала поперхнувшись от неожиданного вкуса, а затем от  грозного взгляда хранителя, он продолжил, – ... но хотелось бы услышать о ваших достижениях из авторских, так сказать, уст. Признаться честно, я очень заинтригован вашей работой, а потому буду рад услышать о ней более того, что успел прочитать.

Позитивно настроенный по отношению к подобному себе учёному, но всё ещё хранящий в памяти следы возмутившей его неэкономичности, что он заметил в схемах счетчика, Ервок балансировал на грани, искренности и едкого сарказма. И хоть последнее было ему не свойственно, реплика получилась достаточно неоднозначной.

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-03-10 21:37:48)

0

13

Сейчас парню не оставалось по-большому счету ничего, кроме как вести себя, подобно кроткой овечке. Вот за это он не любил какое-либо чувство вины перед кем-либо. Хотя, это ещё что по сравнению с тем, что будет, если Хейтер прознает. В данный момент Каго нервничал от этой мысли, словно от перспективы вернуться после командировки в лапы молодой, ревнивой жены-холерика. Слава Богам, такой точно будет не Рей.
Мда, такой яркий свет точно непривычен Каго, и точно едва ли появится аналог в его домашней конуре.
Сделав заказ следом за джентльменами, который по содержанию был больше для галочки, чем для нормально поесть, Ямасита откликнулся на рахзговор ,уже обращенный прямо к нему.
Так как первоначально основное дело было завязано в основном на оборудовании для компании, Каго надеялся максимально избежать распросов про свои личные разработки. Ангелок на правом плече пел о всевышнем и великой науке, в то время как параллельно демоненок показывал жестами знак наживы и отрезанной шеи. Последнее было то ли про Хейтера, то ли про то, что в итоге вся наука все равно прогибается под бизнес и самовыгоду...  а вы думали, почему до сих пор нет разового лекарства от рака или туберкулеза, например? Миру правящему по очень циничному факту не нужны сверхлюди и жизнь без забот. На том же лечении поставлен целый производственный цех. В медицине, как водится в более профессиональных её кругах, люди - ни что иное, как расходный материал. И тут уж как вам повезет - будете ли вы вы "белой" вещью, проданной NPC за бесценок, или же сразу прокнет на "green". 
Эти люди не просто так нашли именно его в Японии - с такими деньгами можно позволить ни одного здешнего специалиста, так что было абсолютно прозрачно, о чем начался разговор.
Я здесь для своей сокровенной цели, на которую сейчас просто нет времени, - вдохнул поглубже Каго.
-Да, помимо заправской работы с теми же персональными компьютерами, лично мне интересна перспектива использования такого, на данный момент, около научного ресурса, как Пламя Воли, -к тому же, мой счетчик из кармана кейса на вас достаточно фонит, уважаемые. -Я считаю, что у этого феномена весьма широкие перспективы... во всех сферах. Поэтому я стараюсь работать поближе к нему. Вы же меня не просто за высокий КПД на производстве пригласили из самой Японии и слушаете сейчас...
Последнюю фразу он таки осмелился озвучить, начав занятную игру "Я знаю, что вы знаете". Но не оставив паузу, тут же продолжил:
-Я интересуюсь этим, как человек науки. Известным нам с вами Вавилон - место чертовски узкое и жадное, чему следует составить конкуренцию. Как я понял из предварительной беседы с господином Корво, здесь так же найдется соблазнительный для меня ресурс в случае успешного преодоления  испытательного срока. Но позвольте прежде чем раскрывать карты, я бы хотел... уточнить о своей безопасности. Будет очень обидно, если я сейчас не сдержу свое вдохновение, а оно возьмет и заведет на дно. Ничего личного, просто мне уже доводилось краем глаза наблюдать заинтересованные группы людей - они оказались не особо законопослушными, между нами говоря. Не хотелось бы, чтобы такое хрупкое производство и изучение стали сразу здешним общественным достоянием, например.
Хоть ему и импонировал больше понимающий его английский блондин, но вводный разговор был обращен к обоим, к Корво в особенности.

0

14

Наконец Ямасита заговорил, как раз вовремя к этому принесли заказ, часть которого со стороны Микеля составлял лишь стакан яблочного сока, к которому тут же успел приложиться Макгаффин. Преодолевая отвращение, Микель отпил пару глотков, в глубине души надеясь, что вся эта мутотень пройдет как можно скорее, и ему позволят нормально поужинать в компании с никем. Но все его надежды разбились и пересобрались в замысловатый витраж, как только из уст Ямаситы прозвучали слова, понятные на любом языке любому человеку профессии Микеля или Ервока. Корво искренне порадовался, что Макгаффин надел на него ранее очки, и теперь Каготару не может видеть изумление, не застывшее, но динамически изменяющее свой оттенок в желтых глазах. Остальное лицо вовремя было остановлено от эмоциональных проявлений, и только пару раз сжались челюсти. Парень откровенно рискует, но как бы Микель ни думал, он никак не смог придумать уважительную причину такого риска. Он с повышенным интересом, который для внимательного наблюдателя был заметен и в расслабленной позе хранителя, слушал Ямаситу, вникая в каждое слово и в общий смысл сказанного.

По завершению балансирующей на лезвии ножа речи, Микель взял паузу - во время которой пребывал в восхищении от ранее пассивного японца. В восхищении его недальновидностью, как человека. Впрочем да, его слова служили подтверждением теории Корво о знании этим человеком Пламени Посмертной Воли именно в том ракурсе, о котором знали только в крайне ограниченных кругах. Обычный гений, случайно обнаруживший существование такого явления, мог бы назвать это еще как-нибудь по-своему, но тут было Пламя Воли - неприлично прямое указание источника. Ладно, эту информацию можно законсервировать на время, ибо пока Микель не был удовлетворен ответом. Протянув паузу еще на некоторое время, мужчина сделал глоток сока, после чего наклонился к Ямасите и приподнял почти перед самым его лицом стакан, дружелюбно улыбнувшись. От улыбки этой несколько попахивало серой, но незнакомый с перепадами настроения Микеля человек вряд ли заметил в ней подвох.

- Господин Ямасита, - начал он медленно, пытаясь подобрать слова на английском самостоятельно и постепенно разогреваясь, - во-первых, я так и не услышал ответа на свой вопрос. Я конкретно спросил - может быть мистер Макгаффин превратно перевел вопрос - какими профессиональными качествами помимо указанных в крайне скудном, на мой взгляд, досье, вы обладаете. Мистер Макгаффин, - Корво наконец соизволил представить Ервока, - специалист в области информационных технологий и инженерного дела. Он был приглашел на эту встречу в качестве консультанта, поскольку дело, как я уже упоминал в своем письме, требует исключительных знаний и умений, а кроме того желания работать и уделять ему все свое рабочее время. Разумеется, у вас будут все необходимые материалы и пространство для работы, но безопасность, простите, от чего вы сейчас потребовали? С оплатой по срокам проблем не возникнет - в конце концов мы с вами сейчас обсуждаем официальный частный договор о временной работе, если уж вы боитесь именно этого. Для этого нам интересны ваши предыдущие работы, чтобы понять, насколько ваша квалификация нам подходит. Если у вас останется время на сторонние проекты, то возражать насчет работы в нашей лаборатории мы не станем - ваше свободные часы нас не касаются, но финансирования на это вам ждать не следует. А что до того, что вас вызвали из Японии, - Микель наконец откинулся на спинку стула и, пожав плечами, развел руками с видом "дерьмо случается", - на то блажь руководства и моя личная уверенность, что зарубежные специалисты вашей области лучше, - Корво еще раз улыбнулся, и чувствовался намек, что вот, де, Макгаффин тоже не итальянец, и потому у нас и работает.

Таким образом, с официальной вступительной частью, так неаккуратно начатой Ямаситой, было покончено, Микель пригласительным жестом повел в сторону Ервока:
- Остальное на вас, мистер Макгаффин.

0

15

Чтобы полностью воссоздать масштаб игры, происходящей нынче за ресторанным столиком, необходимо заглянуть в карты игроков, узнать их риски и мотивы. А так, как расклад семьи Заффиро сформировался еще несколько недель тому назад, я – ваш рассказчик по ту сторону мерцающего экрана – вынужден учтиво устранить неопределённость и возвратиться в прошлое, к тому времени, когда грядущие потрясения только лишь обозначились на горизонте.

Штаб Заффиро, неделями рянее:

Очень немногим людям, помимо Ервока, удаётся этот хитрый трюк: расслабленно полулежать задницей на кушетке, единовременно поддерживая верхнюю часть туловища в заметном напряжении.
– Погоди, дай разобраться в ситуации. Ты только что предложил мне отринуть собственную инженерную гордость и отправиться на встречу со сторонним специалистом в качестве консультанта?– медленно повторил Магкаффин, не веря своим ушам. Большие, немного оттопыренные, но от этого не менее пропорциональные его крупным чертам лица, они всегда были любимчиками хранителя. А теперь, когда именно через них в светловолосую голову поступала столь противоречивая информация... Предатели.
– Помнишь тот чересчур смелый проект, что ты предлагал около полугода назад? Ввиду последних новостей, он внезапно стал очень актуальным вложением.
При свете одинокого светильника, встроенного в кухонную вытяжку, Корво походил на крайне делового чёрта, предлагающего очередному смертному подписать губительный контракт. И даже предложенный ему ужин, казалось, не смягчил настойчивости бизнесмена. Кстати, к слову о пище: на плите что-то приветливо булькнуло, требуя свою справедливую долю внимания.
– Черт подери, если моя идея стала столь востребована, почему бы не поручить её реализацию мне? Моё мастерство проверено временем, а лояльность семье не вызывает сомнений,– чуть нахмурившись произнёс инженер, помешивая указательным пальцем равную смесь сахара и чая, по температуре сравнимую лишь с гавайскими лавовыми озерами.
– На тебе лежит слишком много обязанностей, чтобы заниматься ещё и этим делом. К тому же, нам необходимо увеличивать исследовательские мощности. Я уже упоминал, что ты можешь извне контролировать реализацию проекта?– последнюю фразу Микель дополнил на удивление дипломатичным оскалом, сметающим последние рубежи ервоковского упрямства. На данный момент семья и вправду испытывала давление со стороны мнимых монополистов высокотехнологического производства – организации Бабель. Подобное соперничество, хоть и заставляло инженера Заффиро шустрее двигать булками, но являлось и причиной более чем прохладного отношения к вышеупомянутой компании.

– Разумеется,– почти оскорблено повысил голос Ервок, вскакивая со своего места. – В любом случае, я бы не оставил это дело без пристального внимания. Одним словом, я согласен принять участие в этой авантюре.
На стол с грохотом полетели две тарелки, полные аппетитного вечернего рациона. Приготовив для себя бокал вина, а для Корво десерт – нарезанные кроликами яблочные дольки, инженер вернулся в полугоризонтальное положение гораздо более расслабленным.
– Все же приятно, что ты предоставляешь мне официальную возможность, иначе пришлось бы лезть в твою драгоценную ювелирку через форточку. Как ты знаешь, в атлетике я не силен.

Когда компромисс был найден, а макаронные изделия улеглась в желудках солнца и грозы, они разбежались по своим апартаментам: Микель укатил в закатние дали на своём любимом автомобиле, Макгаффин поднялся в мастерскую, которая уже давно стала ему домом, а ты, читатель, вместе со мной набрал знаменитые 88 миль в час, чтобы перенестись назад в будущее.

P.S.: Диалог в мини-флешбеке написан с разрешения Микеля Корво и одобрен им в самых радостных выражениях.
***

А в будущем, которое теперь вовсе не будущее, а самое, что ни на есть, настоящее, Ервок удивленно смотрел в рот солнечному хранителю, последовательно ломающего все представления ирландца о ксенолингвистической неграмотности бизнесмена. Явно разогревшись, почти запылав, он уверенно оправдывал те надежды, что техник холил и лелеял во время неформальных занятий английским с Корво.
– Остальное на вас, мистер Макгаффин,– внезапно закончил он, с той ноткой в голосе, что напоминает скорее меткий бросок топора, чем передачу эстафетной палочки.
– Спасибо, мистер Корво, – с легкой иронией ответил Ервок, возвращаясь в разговор. За краткое время, прошедшее с момента знакомства, Ямашита, даже не смотря на свою болезненную настороженность и пресловутые недочеты в схемах, успел ему понравиться. Вполне возможно, что тому виной стала его стрижка, эдакий гимн во славу русого апокалиптического хаоса, и манера увлеченно отстаивать ценность своих навыков, что было не чуждо и самому хранителю грозы.
– Дело состоит в том, что нам нужен человек, способный разработать совершенное хранилище, эдакий неприступный Форт-Нокс в масштабах одного помещения. Как вы наверняка уже знаете из письма, мой друг является владельцем крупного ювелирного предприятия, которое очень настороженно относится к событиям последних дней, а именно, к повышенной активности преступных группировок. Взять хотя бы недавний кладбищенский теракт, на котором творилась воистину необъяснимая чертовщина – по лицу Ервока пробежала тень горечи и ненависти, испытываемой каждый раз, когда в разговоре поднималась тема невинных жертв мафиозного террора. В своем желании закрепить себя на вершине пищевой цепочки, Чайки уже неоднократно преступали границу дозволенного. Сменив позу на более комфортную, он сделал глоток из бокала, и продолжил чуть более формальным тоном:
– Потому нам и необходима исключительная степень защиты от любых потенциально опасных факторов. Огонь, взрывчатка, вооруженное нападение, даже упомянутые вами феномены не должны являться угрозой золотым запасам мистера Корво. Хранилищу надлежит стать гарантом неоспоримой надежности его компании на непостоянном рынке ювелирных украшений.

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-03-13 22:38:48)

0

16

Сложно точно со стороны сказать, что движет то кошачьей осторожностью, то прямой открытостью Каготару. Возможно это все хитрый план, а вероятно и самая обыкновенная глупость. Не так уж и полезно быть эквивалентом домашнего сыча. Как бы то ни было - разговор пошел, и пошел полным ходом.
-Оу, не обессудьте - мои вопросы формируются из наших местных издержек. Что вы, что я, живем в маленьких странах. Ну, все же будет действительно справедливо перейти от воды да к делу... -спокойно и ровно ответил Каго, ныряя рукой к своему кейсу. -Про источник энергии я спросил не просто так.
От части, Рейнард прошлой вылазкой в эти края подтвердил некоторые наблюдения парня: пламя проще и первично использовать именно как надежную защиту, это под силу каждому активному носителю. Изыск заключается в том, что разные виды дают разные бонусы.
Руки плавно разложили перед собой и собеседниками бумагу с записями, конспектами и чертежами по проекту. "Иллюзорное плато", так называл этот проект сам Каготару.  На самом деле, он уже делал что-то подобное ранее для Рея, но это больше были комнатные или индивидуальные аппараты. Обнаружением себя на горизонте Микель Корво вдохновил Каго вновь достать пластилин из кладовой.
-Думаю, ваш специалист оценит это. Что примечательно прежних наработок... думаю, справедливо будет сделать ставку здесь же, уже вживую,- с этими словами, на стол опустился небольшой прямоугольный счетчик, своим видом и принципом напоминающий простой дозиметр. И он работал все это время. -Этот ресурс интересен мне больше денег, он же лежит в основе будущего всех защитных разработок. Как для личной квартиры, так и для заводского производства с АХОВ, или вовсе ядерной энергетикой, но последнее слишком смело прогнозировать. Так же у меня есть сертификат на обычную охранную сигнализацию, которой будет достаточно локальных аккумуляторов. Но боюсь, что что-то вроде взрыва поблизости её, как и все аналоговые, просто вырубит и снесет. "Плато" ближе к тому, что называют энергетическим полем. Энергия в  его основе даже при поломке оборудования  некоторое время существует и работает на местности. То есть, если условную "коробку" разломит в клочья - "потревоженное" питание из её аппарата распространится в ближнем пространстве и не даст за это время подойти злоумышленникам к ценностям или вынести их. Как раз успеет сработать другая охранная система, вроде той же тревожной кнопки или второй сигнализации, и нужные службы успеют приехать на место. Однако чтобы полностью выбить поле или довести до такого аварийного состояния, понадобится снести часть магазина, наверное. Кстати, как упоминалось ранее, "Плато" не конфликтует с другими охранными системами, и обычного электричества для поддержания и циркуляции ПВ в накопителе требуется чисто символически. Как в нашем с вами живом теле, чуть больше. Расчеты и тех. характеристика указаны в документации, пожалуйста, изучите. Ваши драгоценности получат не просто охрану - цельную защиту. Для этого понадобится раз в недельку пару часов посидеть над накопителем, чтобы он зарядился.
Конечно демонстрационный проект был написан по принципу квадратного уравнения - он понятен и очевиден, но не представляет подлинный-пошаговый мануал к сборке.
-На ближайший сезон я точно готов к работе, дальше мне, вероятно, понадобится вернуться в Японию. Однако если вас устроит заочное курирование системы и удовлетворят результаты срочного договора, как и меня - проблем в принципе нет, и можно рассмотреть уже иные условия на будущее. Предложенная ранее вами цена меня устраивает, и если нет возражений - можно продолжить говорить о ближайшем сроке. Если такие новации вас не устраивают... вы платите - вы и музыку заказываете.

0

17

Ну что ж, Макгаффин не просто оправдал возложенное на него Микелем доверие, он сделал это изящно и деловито, чего Корво уже не ожидал. Легкая патетичность в формальном тоне Ервока, помимо собственных лингвистических кульбитов Микеля, явно произвела должное воздействие, и Ямасита заговорил уже больше по делу, что было приятно. Корво внимательно глядел на выложенные перед ним чертежи с видом ученика школы, который часто прогуливал уроки, и теперь смотрит на учителя, объясняющего  уже далеко зашедшую вперед программу. Иными словами, что в схемах, что в опирающихся на профессиональную лексику пояснениях Ямаситы, он ничерта не понял. Ну, для прояснения подобного тут и был Макгаффин, который явно наслаждался происходящей на его глазах демонстрацией.

Редкие предложения стали ему понятны только к концу объяснения, и у Микеля возникли некоторые вопросы, выброшенные в пространство полным неудовольствия и скептицизма тоном:
Если я правильно вас понял, вы оставляете возможность потенциальным грабителям вынести содержимое при определенной доле ловкости? Так не пойдет, мне нужно абсолютно защищенное хранилище и настолько прочное, насколько это возможно. Грубо говоря, в него никто не должен проникнуть, а если такая ситуация вдруг произойдет, и кто-либо неавторизированный проберется внутрь, то он не должен оттуда и шагу ступить до тех пор, пока наряд полиции не будет дожидаться непосредственно у входа в хранилище, а я сам лично не позволю им растерзать чертовых преступников! – под конец все больше расходился Микель, пылая праведным гневом бизнесмена, который не желает, чтобы его дело могли в теории подорвать какие-то преступники. Но разумом он понимал, что парнишка предлагает ему достаточный уровень технологии, чтобы в сотрудничестве с Макгаффином собрать защиту, способную соревноваться с тем же Вавилоном. Сделав глубокий вдох, как его учила популярно-психологическая книжка «Как справиться с агрессией», он вернулся к собеседникам уже более логичным, но от этого не менее перевозбужденным – так быстро остыть невозможно.

И от вас требуется обеспечить моему хранилищу такую защиту. Поэтому все средства будут хороши, – горло сильно сушило после вспышки, и Микель одним махом допил весь оставшийся на дне стакана сок. Он оказался уже чуть более теплым, чем предполагал Корво, а значит прошло времени больше, чем он рассчитывал. Пора закругляться. – Если у вас будут какие-то спорные вопросы, с которыми вы не сможете справиться самостоятельно, то мистер Макгаффин с этим может помочь, – Микель повернулся к Ервоку, предоставляя ему возможность вставить свое веское слово.

0

18

По-птичьи вытянув шею, Ервок легким кивком поинтересовался у ученого, мол, "не возражает ли он против", после чего нежно приподнял пламенный счетчик над поверхностью стола и поднес устройство к глазам. Худощавая стрелка заскользила по логарифмической, как предположил инженер, шкале, чутко реагируя на прикосновение носителя пламени. С трудом скрывая удивление, Макгаффин осмотрел детектор со всех сторон, оценивая вес, объем и форму, в попытках сопоставить его физические свойства с теми чертежами, что он рассматривал в машине. Достаточно массивный, кажущийся монолитным, кирпичик выглядел очень аккуратно для собранного вручную аппарата и, судя по всему, являлся модернизированным подобием сцинтиллятора. В отличие от детектора Макгаффина, основанного на принципе флуктуационной ионизации рабочего тела, устройство Ямашиты вряд ли было способно регистрировать единичные импульсы, а значит, и работать на больших расстояниях, но зато обладало удивительной чувствительностью к степени напряженности пламенного поля.
Каготару и вправду оказался хорош. Технологию такого уровня Ервок никак не ожидал увидеть лично, так как фрагменты чертежей, изученные ранее, пусть и раскрывали общий замысел, но ставили под сомнение реальность воплощения устройства в жизнь.

– Я полагаю, что мы с мистером Ямашитой придём к согласию по части проекта, – внезапно произнес инженер-консультант, возвращая пламенный детектор обратно на стол. Последние несколько минут погруженный в чертоги собственного разума, он очень удивился, обнаружив побледневшего от напряжения Микеля рядом и значительно смущенного программиста напротив. – Как специалист, он получает мои рекомендации, – уверенно заявил Макгаффин, предпринимая попытку поймать взгляд Каготару. – Ввиду того, что по условиям контракта, мне надлежит курировать вашу работу, я надеюсь, что мы легко найдем общий язык. А если кому-либо интересно мое мнение... Что же, друзья, мне видится несколько недель напряженной, но крайне интересной работы, – протянутая для рукопожатия рука Ервока повисла над столом.

– Насколько мне известно, мистер Корво подготовит для вас необходимые в таких случаях бумаги, а я смогу проконсультировать по вопросам требуемых ресурсов и аппаратуры. Где изволите ночевать? Текущего финансирования с лихвой хватит на аренду личных апартаментов, но при желании, я, как местный старожил, могу поискать для вас что-нибудь не менее приличное. Увидимся завтра, на объекте?

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-03-14 20:48:04)

0

19

Спокойствие японца была где-то по-середине баланса двух чаш весов. Внутри он понимал, что болтнул лишнего, но деваться некуда. Корво был явно очень строгим и требовательным руководителем... хотя, его в прямом смысле алмазный бизнес по всем развитым странам Европы и Азии кого угодно может сделать параноиком. Он ни в коем случае не осуждал брюнета.
Получив одобрение, Каготару воспрянул духом. Подобно крошечной птичке, теперь он мог летать и дальше родного гнезда. Увы, Ямасита ещё не мог оценить, каков в работе его новоиспеченный куратор, однако перспектива иметь навскидку равноподкованного человека была потрясающей. В Пандоре он обычно держался от массы особняком... ну или захудалой российской дачей, с какой стороны посмотреть. 
-Сделаем в лучшем виде, господа! -согласился Каго, оживленно и крепко, насколько для этого хлюпика реально, перехватывая инженерское рукопожатие.
Хм, теперь и волки вроде как сыты, но овцы точно целы.
-К вопросу о проживании - я человек скромный и не привередливый. До более конкретных результатов работы с моей стороны и надлежащей их оценке мне претит излишне зариться на циферку процента от будущего гонорара. Так что единственное пожелание - чтобы с местным электричеством и локальными перепадами напряжения не было проблем.
А с вами занятно иметь дело, джентльмены, -бесхитростно ухмыльнулся про себя Каготару. Сейчас это были мысли победителя. Победителя над собственным лимитом и страхом. Как тут не загореться энтузиазмом? При том что последний, вроде бы как, взаимен со стороны мистера Макгаффина.

0

20

Отлично, в таком случае для составления договора мне необходим список всех требуемых материалов, оцениваемые и промежуточные сроки сдачи проекта. Опять же, если будут вопросы или пожелания – у вас есть моя почта, – добавил Микель, после того, как согласие на работу было окончательно получено. Убедившись, что Ямасита его услышал, он пожал с ним руки, слегка привстав с места, и после этого совершенно потерял интерес к разговору, за которым обсуждалось предположительное место ночевки нового сотрудника. Мужчина двумя пальцами подозвал официанта и закрыл на удивление небольшой счет. Несмотря на то, что живот уже долгое время высказывал ему все, что он думает о продолжительности встречи, Микелю хотелось как можно скорее покинуть это место. Если бы выбирал он, то вряд ли остановился бы в Illusione, хотя бы потому, что здесь ему паранойяльно казалось, будто за ними кто-то пристально наблюдает.

Микель встал из-за столика одновременно со своими собеседниками. Было решено, что Ямасита останется здесь на сегодняшнюю ночь, после чего ему подыщут место удобнее как со стороны удаленности от площадки, так со стороны его требований. Еще каких-то пятнадцать минут Микель давал инструкции по поводу Ямаситы на ресепшне, во время которых тот с Ервоком шушукались о чем-то своем, расположившись в мягких диванах холла. После всех формальных процедур, Каготару был вынут из разговора и поставлен перед настолько же широко улыбающейся девушкой за стойкой, как и все работники отеля. Вскоре все трое разошлись – Ямасита был оставлен на попечение персонала, а Микель с Макгаффином направились к автомобилю. В холодной парковке по выезду им с замерзшей улыбкой один из охранников пожелал им доброго пути. Корво оглядел его с головы до ног: еще совсем мальчишка, но уже старается не дрожать от холода и не подпрыгивать, чтобы согреться, только стучит зубами. Мужчина поджал губы и нажал на педаль газа, уезжая прочь.

- конец эпизода -

0


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 5: Синий галстук