KHR... another

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 12: Человек-невидимка


Эпизод 12: Человек-невидимка

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Yamashita Kagotarou, Helsingоr Fry + GM.
Место старта: Япония, торговый центр 6Tsuki(Июнь).
Время и погода: 28 мая, 01:00. На улице сильный ветер без сопровождения дождя.

0

2

Запинаясь в потемках и ощущая себя безбашенным сталкером, Каготару прибыл на место. Один посредственный фонарик едва ли помогал в решении вопроса. "Проклятье! Я почему эти ребята из Гларос без разрушений не могут?!" - эмоционально рассуждал Каго, отмечая за собой, каким же несдержанным сделала его за недолгую командировку Италия. И было ему лестно, что Микель отправил именно его на этот объект... однако теперь он точно ощущал себя двойным агентом. "Расслабься... все потому, что ты - японец. Ведь здесь был его магазин, и он за него горой, так что понятно, почему он так переживает" - Ямасита силился всячески исключить версию о том, что Корво с товарищами так же осведомлены об этой штуке. Хотя он с самого начала вел с ним переговоры на настороженных тонах.
    Небольшой прибор в кармане затрещал и зашерстил, как не делал никогда прежде. Сомнений не было. Аномалия дала о себе знать, причем в полной мере. Но почему? Ведь Каготару до сих пор не был, и едва ли когда-нибудь будет, носителем ППВ. Он прибавил шаг, ударяясь о не разобранные завалы и арматуру. Ноги под штанинами уже наверняка были в царапинах и синяках, один из мизинцев уже вовсе не ощущался.
    Пробравшись в глубь оставшегося завала, за которым пока ещё не приехала тяжелая техника, Ямасита с ужасом увидел это сверкающее и радужное нечто. Как "ученый", он мог бы прийти в восторг, однако скорее страшно, когда эта штука так активничает именно в твоем присутствии. И как ему предстоит писать отчет Микелю, с такими-то деталями?
    Аномалия начала издавать гул и расти. Когда часть её приняла форму человеческого корпуса, который вырастал изнутри, до Ямаситы наконец дошло: ведь главной её особенностью была связь с другим миром. Неужели... о Боже Гений Научной Мысли! Неужели это гость из другой альтернативной реальности?! Это же великолепно! Вопросом оставалось лишь то, как он поведет себя в новой обстановке.
    Парень подобрался поближе, чтобы в случае чего перехватить гостя. Едва ли ему будет приятно прибыть в эту темень вниз головой об пол и куски этажей, что когда-то были поверх этой точки. Сейчас там был округлой формы пролом до самого потолка. Но небо над головой был черным и засвеченным, поэтому распинаться о красоте звездной россыпи мы не будем. ДА и некогда, тут же такое творится.

0

3

Живая субстанция на пламенной тяге не слишком спешила распрощаться со своим "содержимым", переливалась всем видимым спектром, цеплялась своими краями за железобетон. Кто бы то ни был сейчас скрыт под её слоем, признаков жизни он не подавал. Вываливающееся головой вниз тело, по прежнему плотно укутанное зеленоватым студнем, безвольно колыхнуло запрокинутыми руками над пропастью синхронно с перемещением самой аномалии, начавшей потихоньку уползать на другое, более приглянувшееся место. То ли почувствовав неладное, то ли учуяв, та вновь замерла на месте. Пленника крутануло вкруг оси тела и начало втягивать обратно. Тот дёрнулся, по поверхности аномалии прошлась волна красноватых разрядов.
Резко съёжившись, "студень" так сказать плюнул тем, что было. Удачно плюнул - прямо в Каготару. Видимо за время своего существования бок о бок люди изрядно заколебали аномалию. Особенно "учёные".
Врезавшись в препятствие на скорости не много не мало, а двадцать километров в час с лишним, укутанный тянущейся от аномалии фосфоресцирующей слизью "инопланетянин" глухо булькнул и свалился на пол. Пошатываясь, попытался встать, завалился на колено.
Выглядел посланец иных миров весьма плачевно. Чтобы не впечататься носом в бетон ему пришлось упереться руками. К горлу подкатила судорога и под затихающее в ушах монотонное гудение, уходящее вместе с собирающимися воедино частями неизвестного существа-явления, его стошнило красочными остатками студня.
"Блевануть радугой", - мутно прошлось по голове, пока он тупо рассматривал, как недавнее содержимое его или желудка или лёгких начинает потихоньку уползать к своей основной массе. Эта мысль немного привела его в сознание. Он помнил, как его зовут. Помнил, где он находится. Да что там, он много чего помнил. И много чего не помнил. Совсем. С нарастающим чувством усталости, Гельсингор сел задом на бетон. Раскалывалась голова, хотелось пить.
От носка кроссовки отлепился последний кусок студенистой дряни, засевшей под потолком. Гарри проводил его флегматичным взглядом. Наверно, надо было заорать или побежать. Наверно.
Переведя взгляд с "небес" на землю, он наткнулся на ещё одного присутствующего. На взгляд Гельсингора выглядел тот как домушник. Даже инвентарь был соответствующий. Мародёрствовать пришёл, - подумалось Фраю, глядя на лом.
- Wat's happend? - поинтересовался у мародёра Гарри. Пожалуй, это был всеобъемлющий вопрос.

Отредактировано Helsingоr Fry (2014-04-13 21:09:16)

0

4

Ну как всегда - ты к новому с лучшими побуждениями, так и рвешься, а оно берет и наносит тебе критический урон. Хотя, нет, критический урон был бы, если бы Каго рухнул чуть левее - прямо на торчащий из пола штырь. Поспешно оправившись от глухого удара о пол, пару раз чертыхнувшись, Ямасита перевернулся на другой бок. "Ну, хоть все живы," - огласил в голове ворчливый внутренний голос.
   Следующим моментом Каготару столкнулся взглядом с новоприбывшим, неизвестным ему гостем.
- Wat's happend? -было ему приветствием. Что вполне логично.
-Эм-м-м... много чего, на самом деле, -продолжил с "пола" на православном английском Ямасита. Практика с Ервоком и проживание в европейской стране пошли ему на пользу, и теперь изречения звучали более гладко.  -А вы, вообще, местный..?
Вопроса лучше японец не придумал. В идеале надо было бы выпрямиться, встать на ноги, но бетон такой удобный, и по ушибленной голове так приятно тянет прохладный сквозняк... Но нет, все же юноша нашел в себе силы вернуться в вертикальное положение. Сделал он это весьма неуклюже. Рядом нашелся его расстегнутый и наполовину выпотрошенный рюкзак.
-Ну и в довесок, как вас зовут, может, вспомните адрес, где вы проживали? Просто... хм. Скажем прямо: нечто, вероятно, инопланетного происхождения, выплюнуло вас в весьма небезопасном месте. А, ну и может, вспомните, как вы нашли вон ту штуку? -Каго кивнул в сторону, куда уползло желе. По-сути, его направили сюда именно за это животинкой, но никто не предупреждал о форс-мажоре из падающих мужиков. Хотя судя по виду молодые люди были ровесниками. Аномалия же благополучно скрылась на новом месте и, вроде бы, больше ничего не извергала из себя.
    Идиллия. На развалинах. Блеск! Стоило только связаться с этим Заффиро, как жизнь одомашненного компьютерщика, чьи грезы о науке были в стиле хай-тек и белой, стерильной чистоте, превратилась в каждодневное приключение. "А ведь у меня оконченное высшее" - с прискорбию подумал Ямасита, оценив свое потрепанное внешнее состояние. Обычное ему подобные всю жизнь продолжают сидеть в офисах, но уж точно не ищут приключений среди ночи на аварийном объекте. Как-то даже неловко перед новым знакомым. Но так как тем, подобно заряду, Каготару сибили с ног, они были квиты.

0

5

Вопросы японца, чудом знавшего разговорный британский, Гельсингор игнорировал до тех пор, пока студень не скрылся из виду окончательно. Сплюнул в сторону. В каком-то смысле он чувствовал себя битником. То есть усталым, разбитым и разочарованным. Знакомство с внеземной жизнью прошло в таком ключе, что на второй контакт Фрай пошёл бы только при угрозе незамедлительной ликвидации на месте без суда и следствия. Образ дружелюбных зелёных человечков был беспощадно попран.
Ныл затылок. Каша в голове из цветных картинок-воспоминаний и обрывков звуков - не затихала.
Вор с повадками психотерапевта. Как же меня мощно приложило башкой.
Подсознание всё ещё надеялось, что происходящее вокруг лишь дурной сон.
- Гарри, - представился он наконец, оборачиваясь к собеседнику, - Тебя как зовут, Интеллигент?
Спрашивая, он глазами указал на содержимое рюкзака. Без дела Фрай не сидел, начиная потихоньку разминать мышцы. Те отзывались так, словно он больше недели провалялся на больничной койке.
- Меня тоже многое что интересует, например, кто ты такой, что это была за штука, как я в ней оказался и какой сегодня день. Может я и местный, я не... - случайно задев рукой голову сильнее положенного, Фрай ненадолго замер, борясь с наступившей темнотой, перемежаемой редкими вспышками, - Я не помню.
Это было большой проблемой, проблемы Фрай решать умел. Он был в этом уверен. Вернув себе способность видеть и мыслить в относительно внятном ключе, он проверил содержимое карманов, обнаружив там не много не мало, а две странные на вид чёрно-красные коробочки, которые казались хорошо знакомыми на вид и ощупь (Гельсингор повертел их в руках и положил на прежнее место) и ключи с иероглифами и номерной биркой. Выгравированные в металле знаки сильно смахивали на логотип. Фрай довольно хмыкнул. Лучшей зацепки пока нельзя было и пожелать.
- Hey, Интеллигент. Не хочу разочаровывать, но здесь явно всё растащили до тебя... Кажется, я определённо не местный. Лови.
Гарри метко перебросил Каготару ключи от номера гостиницы.
- Можешь перевести эти символы? Похоже на какое-то название.

Отредактировано Helsingоr Fry (2014-04-15 16:24:47)

0

6

Коробочки на момент испугали Каготару. "Черт, да он связан с Пламенем..! ...хотя, будь это как-то иначе, едва ли его обсосала та аномалия без последствий" - вот только пока не ясно, из этого или из параллельного мира был этот парень. Судя по их разговорам с Шоичи, это сразу визуально не определить. Что же, выясним по ходу дела.
Оу, а вот не представиться было неловко.
-Ямасита Каготару, -четко и автоматически откликнулся парень, поклонившись в знак приветствия. -Я... судя по всему - инженер на побегушках в международных масштабах, -со вздохом отметил кошатник, напрягая все знания английского.
- Hey, Интеллигент. Не хочу разочаровывать, но здесь явно всё растащили до тебя... Кажется, я определённо не местный. Лови.
-А как ещё идти на такой студень?-попытался отшутиться Каготару  и едва спохватился, чтобы поймать ключи. Физической подготовкой этот "мародер" явно не страдал.
     Внимательно вглядевшись в бирку, Каго напряг память. Домосед вспомнил этот адрес только потому, что гостиница располагалась на соседней стороне улицы, и он как раз проходил мимо. Сопоставив эти факты, Каго все же склонялся, что этот Гарри ранее существовал с ним в одной реальности. Но если припомнить хронометраж локальных событий... видимо, ему тоже что-то нужно было от этого студня. Или это знакомый шефа. Самым верным решением сейчас бы было отзвониться Рею. Пусть бы пришлось выслушать возмущенную тираду, но могли бы сразу прояснить ряд проблем. 
-Да, это рядом, - честно ответил Каго. Ещё немного обдумав, -все в одном районе. Просто понадобится сделать крюк. А вы сможете нормально ходить? И сколько вы там пробыли, примерно...?
     Ямасита только сейчас предположил, что этот человек мог несколько дней ничего не есть, если сидел в подпространстве. Либо это было не подпространство - они оба друг другу сейчас вправе недоговаривать. Символично, мысли о еде приходят, когда о своем существовании шумит собственный желудок.
-...да и черт знает, как вы себя будете чувствовать после контакта с этой "Радугой".
     Все шло к тому, что пора двинуться с этого места. Про перестрелку и прочие непотребства здесь ему лучше всех поведает Рейнард (как только Ямасита найдет, с какой стороны объявиться спустя столько времени). Никто не исключает, что обнаруженный субъект так же в курсе.
-Тут раньше был торговый центр. Гарри, вам приходилось здесь бывать до знакомства со студнем? -парень приготовился к тому, что при подъеме Гарри мог рухнуть. Последние эксперименты свидетельствуют о том, что "Нечто" может очень сильно физически влиять на состояние живых пламенных носителей.

0

7

Пока Каготару был занят ключами, Гельсингор решил заняться собой. Попробовал подняться. Как и в первый раз, ноги отреагировали на попытку отрицательно.
Фрай сцепил зубы; обо что бы он не ударился до попадания в аномалию, ударился он знатно. Рывком подтянув себя к остаткам бетонных опор, на его счастье располагавшихся не столь далеко, как могли бы, он ухватился за них руками, пытаясь одновременно и подняться и пошевелить пальцами ног. Интуиция была против помощи со стороны японца. Своей интуиции Гарри доверял сразу, другим людям - по истечению определённого времени с момента знакомства.
- А вы сможете нормально ходить?
Гельсингор проворчал нечто неразборчивое.
Надеюсь что смогу, иначе у тебя будет одна тяжелая проблема, а ты явно не фанат бодибилдинга. Что за мутный тип...
Очередная спонтанная попытка, на удивление, сработала. Нервы, наконец, вспомнили о своём существовании. Да как вспомнили... Фрай вцепился пальцами в железо-бетон, морщась и, уткнувшись в рукав, тихо смеясь сиплым лающим смехом.
Стоп истерика.
- Откуда мне что-либо знать, если я даже не знаю сегодняшней даты? - с выражением лица человека, откусившего кусок лимона, вопросил собеседника Гарри, выпрямляясь и делая пробные шаги. Пришлось вновь ухватиться за опору. Видимо, первые несколько десятков метров ему предстояло побыть русалочкой на суше, так сказать русалком.
Этот Иктанэр японский у меня уже в печенках сидит своими вопросами, - подумал Гарри, от студня, инженера, "Радуги", боли и мировых масштабов небезосновательно начавший раздражаться. Кто такой Иктанэр он не помнил, и это тоже раздражало. Преодолев желание сесть на место и больше никогда не пытаться подняться на ноги, Фрай подошёл к Каготару и вежливо забрал ключи.
Не очень вежливо взял его за ворот толстовки.
- Я очень Х...ВО чувствую себя после контакта с этой дрянью, которую ты видишь явно не первый раз в жизни. Я не буду расспрашивать тебя кто ты такой на самом деле и зачем она тебе, хотя мог бы.
Выражение лица Гельсингора не сулило японцу ничего хорошего; спросить и расспросить как следует Гарри явно мог, умел и, судя по всему, неоднократно это дело практиковал в слегка подзабытом прошлом.
- Большое спасибо тебе за подсказку с ключами... буду знать где искать хотя бы, - без церемоний вернув воротник владельцу, Фрай развернулся и, поискав глазами наиболее очевидный выход из здания, двинулся прочь.

0

8

Мужчина в форме, позёвывая, ленивой походкой бороздил окрестности заброшенного здания. Пустой торговый центр с темнеющими стёклами окон - и это на оживлённейшей улице Японии! Казалось бы, странные и пугающие события произошли целых две недели назад, но расследование всё никак не желало сдвинуться с мёртвой точки. А, значит, никому, кроме представителей правопорядка, не разрешалось пересекать его пределы. За тем, чтобы люди следовали этим правилам, сюда и приставили охрану.
- Эй. Там, на месте, кажись, - представитель правопорядка подавил широченный зевок, - промелькнуло что-то. Сходи, глянь.
Его товарищ наградил охранника безучастным взглядом умирающей рыбы, и, отлепившись от стенки, в развалку подошёл к нему.
- Ты обход делал, ты и проверяй.
- Я в прошлый раз ходил, - парировал мужчина, - давай, Кайне, разомни конечности.
И Кайне, ворча и ругаясь сквозь зубы на обнаглевшего приятеля, поплёлся к одному из входов в здание, на ходу стряхивая с себя накопившуюся за ночь сонливость. До конца смены оставался всего лишь час - один поход к завалу можно и потерпеть. И кому там вообще хоть что-то могло понадобиться?
Чем ближе он подбирался к месту недавней трагедии, тем отчётливее ощущал неясные звуки разговора, доносящиеся из царства завалов. Охранник замедлил шаги, в то время, как сердце его, наоборот, ускорило бег.
Опять какие-то вандалы собираются тут стенки портить! Хватит с меня и одного выговора от начальства.
Подобравшись поближе к источнику звуков, Кайне остановился, чтобы прислушаться. Разговор неторопливо вёлся на английском языке. Что это за хулиганы такие? Может быть, художники-интеллигенты? И это граффити у них не "мазня на холодном бетоне" называется, а "искусство"?
Кайне заглянул за угол. Двое юношей… нет, они не портили стены, не пытались поджечь здание и даже не готовились организовать в помещении наркопритон. Они просто стояли и разговаривали. В какой-то момент один из них, отделившись от собеседника, двинулся прочь, к выходу.
И именно в этот момент охранник понял, что сейчас для него, похоже, настала пора действовать.
- Молодой человек, - он застал парня как раз в тот момент, когда тот вышел на широкий коридор торгового центра. Слева и справа пестрели вывесками прикрытые на время магазины. Красивые девушки в ярких топиках улыбались с витрин Кайне и только Кайне, - вас кто сюда пустил?
Чувствуя в светловолосом госте неясную угрозу, охранник быстро вытащил рацию и сообщил своему коллеге, - у нас тут посторонние в шестом отделе. Будь на связи.

0

9

В ответ на раздраженную реакцию нового знакомого Каго на удивление оставался спокойным, и даже не возмутился хватке за шею, но все же в один момент хлопнул себя по лбу, гротескно передавая знаменитую эмоцию от Капитана Пикарда. Будь он на его месте - тоже не был бы добрым.
-Парень, вся хреновость данной ситуации ещё только впереди... -вздохнув, ответил молодой человек.
- ...вас кто сюда пустил? -ему ответом было. Похоже, кому-то надо записываться в Нострадамусы.
   Физически Гарри могло аукнуться прибывание в аномалии в любой момент, причем как легкими затяжными судорогами, так и резким приступом на пустом месте. Да что там - он конкретно сейчас бодрячком не выглядит.
Убейте меня, -буркнул в мыслях Ямасита (пока ещё стоявший вне зоне обзора охраны), запустив обломком с пола в потолок уцелевшего коридора. Вектор попадания был большой - от витрин, до массивной лампы. Даже с "прокаченной" ловкостью, Каго умудрился попасть в основной источник света. Под создавшиеся шум и изумление японского блюстителя порядка, не дожидаясь и резко взяв в узду весь свой адреналин, Каготару втащил Гарри назад, в ещё большую тьму.
-Нельзя им попасться. Здесь есть коротки путь наружу, для нашего же блага, - японец шествовал к разрушенном спуску на подземную парковку. У "прохода" вниз торчала арматурная сетка, на которой когда-то был залит бетон, а половина лестницы хоть и была разодрана в хлам, но спуститься по ней можно. А если съехать - не разобьешься все равно. Каго аккуратно подсвечивал под ноги фонариком.
-Просто доверься мне, хотя бы пока отсюда не вылезем, -уже более твердо, в отличие от обычной интонации, пытался убедить Гарри Каготару. К тому же его любопытство никто не отменял, и он планировал вспомнить о нем в более подходящий момент.

0

10

Замерев и не делая попыток сдвинуться с места, Фрай с высоты своего роста смотрел на охранника и молчал. Уже не бледный, а сероватый как покойник, в измаранных бетонной крошкой брюках и худи, с запекшейся бурой коркой на затылке, с лихорадочно блестевшими красными глазами, он выглядел определённо угрожающе. Да что там, взгляни он на себя сейчас в зеркало, он бы тоже забеспокоился.
Внутренний мир пребывал не в лучшем виде. Вспыхивающие размытые цветные пятна перед глазами напоминали стоп-кадры из фильма ужасов. Несмотря на жанр и явные огрехи оператора, в "ленте" была пара неплохих моментов, которые можно было бы использовать ради спасения своей шкуры.
Бегло осмотрев мужчину, Фрай на мгновение задержал взгляд на покоящемся до поры до времени в кобуре SIG-Sauer'е. Японский резал слух, оставляя после себя чувство собственной неуместности.
- Don't andstand U, amico, - с нотками укоризны произнёс Гарри, медленно поднимая руку. Ему необходимо было оружие и немного времени.
"Удар По Фонарям" Каготару из Скрытого Листа разрушил начавшуюся было идиллию, и Гельсингор обнаружил, что его затаскивают обратно к провалу. Идиот, - обречённо подумал Фрай. - Гарри, ты идиот... О мирной беседе "за жизнь" с представителем закона теперь можно было забыть.

Пока они петляли от полицейского Гарри молчал. За своим "спасителем" Фрай шёл подозрительно тихо и безмолвно. Японец болтал про общее благо. Фрай молчал.
Серый оттенок его кожи перешёл в пепельный, теперь уже не приглядываясь можно было увидеть наиболее близкие к поверхности кожи основные вены и артерии - они были буровато-тёмного цвета.
Японец болтал про доверие. Фрай молчал. Только уцепился за плечо Ямаситы, когда шум в ушах на секунду достиг своего апогея.
- Я тебе доверяю, - затем произнёс он.
И с силой ударил Каготару между лопаток, посылая его вниз по лестнице.

0

11

Кайне специально потратил несколько секунд на тщательный осмотр посетителя. Парень, кажется, совершенно не собирался замышлять что-то противозаконное. Во всяком случае, в данный момент. В данный момент он нуждался в медицинской помощи.
- Слушай, а у нас с собой аптечка есть? Или ещё что... может, захватишь на всякий случай? - неуверенно сообщил он в рацию.
Незнакомец угрожающе произнёс что-то на английском. Да что за чертовщина тут происходит...
И, словно назло охраннику, который, вообще-то, не был большим охотником до приключений, из неприметной щели на свет вылетел небольшой обломок стены. Вылетел, и тут же положил этому свету конец. Шум, заметное ухудшение освещения и, главное, исчезновение светловолосого паренька привели Кайне в чувство полного замешательства.
Но удивление удивлением, а отрабатывать его хлеб за него никто не собирался.
- А ну, стоять!
Мужчина достал пневматический пистолет и наудачу сделал с полдюжины выстрелов в ту сторону, где, по его мнению, находились сейчас нарушители. Надеяться приходилось на их нерасторопность, на везение и, естественно, на самого себя. Товарищ, конечно, должен появиться с минуты на минуты, но даже это время могло оказаться невосполнимым в борьбе с таинственными посетителями заброшенного супермаркета.
Кайне прислушался к звукам, пытаясь понять, попал ли он по мишеням. Затем осторожно двинулся за ними в темноту, тайно надеясь на то, что всё обойдётся, и ему больше не придётся пускать в ход оружие.

***
Конечно, состояние Фрая с самого начала нельзя было назвать удовлетворительным. Однако ко всем его бедам прибавилась и ещё одна: с каждой минутой парень всё сильнее ощущал, как ноги постепенно перестают его слушаться. Шаги давались с большим трудом, чем раньше, а в самих конечностях ощущался лёгкий холодок. Общее самочувствие при этом не ухудшалось, но столь внезапный, пусть и лёгкий паралич не мог не настораживать.

0

12

Едва не рухнув от доброты своего спутника, Каготару остановился и внимательно прослушал топот наверху. Как хорошо, что охрана едва ли сразу за свою зарплату и при чувстве самосохранения сиганет в яму, да и болтовня с трещащей рации вблизи тебя едва ли не собьет слух с толку.
-Мы сейчас в слишком большой жопе, чтобы я тыкался в переводчик, - пояснительно в спешке и за радикальность рявкнул парень, аккуратно продолжая освещать путь дальше. И впрямь, для ряда детаей его дежурных фраз на межнациональном было малова-то. -Позже объясню, -с этими словами, он по-быстрому набору чекнул номер одного из людей Рея. Надо было использовать, пока охрана была далеко.
-...срочно нужна машина на random street, обратная сторона бывшего ТЦ,- спешно и чуть сбивчиво поприветствовал собеседника Каготару, сбрасывая вызов. Человек на обратной стороне трубки отличался понимающим характером и оперативностью, а главное, не докладывал все Хейтеру сию секунду, пока сам не разберется. Само собой, если дело касалось мелких вопросов.

0

13

Гарри сел на ступени. Не потому, что слишком устал, не потому, что ему нравилось сидеть на полураздолбанных ступеньках торговых центров придаваясь сплину и размышлениям о вечном, у него ноги не шли. Сначала чуть-чуть не шли, теперь совсем. Две верные конечности выносившие Фрая из всех передряг вплоть до этой объявили забастовку.
Оставалось только лечь пластом и завыть от невозможности осознать происходящее вокруг. Гельсингор осторожно оперся локтями о ступени, затем вытянулся в полный рост. В том состоянии, душевном и физическом, что он находился сейчас, ему мог помочь только удар милосердия, а так перспектива идти дальше, двигаться куда-либо вызывала в горле спазм.
Почему он оказался в этом месте, что это за люди, что происходит? Кто я?

0

14

- Ты не торопился, - недовольно прошипел Кайне, когда скорее услышал, нежели увидел, как товарищ приближается к нему, - нам нельзя их упустить.
Он кратко рассказал подошедшему мужчине суть происшествия: непонятно, откуда взявшиеся молодые люди ведут задушевные беседы на ломаном английском прямо в огороженном здании. Один из них, кажется, ранен, что добавляет серьёзности ситуации. С одной стороны, не хотелось докладывать начальству о том, как они проворонили вторжение нарушителей, а с другой стороны, беловолосый парень, кажется, сам себя не вылечит. Судя по его внешнему виду и выражению лица, незнакомец, помимо всего прочего, ещё и немного не в себе...
- Почти уверен, они убежали в ту сторону, - Кайне указал пальцем в особенно тёмный и длинный коридор. Его напарник включил фонарик, и они осторожно двинулись вперёд. Какое-то время их неуверенным, тихим шагам аккомпанировало лишь гулкое эхо, но вдруг Кайне, насторожившись, перестал идти. Откуда-то снизу послушался непонятный шум. И вот ещё раз - звуки разговора.
Ещё несколько аккуратных шагов, и они обнаружили источники голоса: двое парней, которые на удивление хорошо сочетались со здешней атмосферой - такие потерянные и встревоженные. Один из них говорил по телефону, а другой сидел на ступенях. Тот самый светловолосый незнакомец.
Охранник поднял вверх пистолет, то же самое сделал и его напарник, - так, теперь медленно, без резких движений, поднимите руки.
Странная ситуация. Странные молодые люди. Странное поведение с их стороны. Кайне даже пожалел, что разбираться во всей этой истории придётся не ему, а японской полиции.

0

15

Крепко сжимая побелевшими от напряжения руками руль небольшого, судя по всему, почтового, грузовичка, Ервок несся по японскому подобию хай-вея в направлении Намимори. Мощные порывы ветра, хлещущие сквозь приоткрытую щелочку окна, отлично освежали разгоряченный после долгого перелёта рассудок, но, даже несмотря на более-менее оптимистичный настрой оставленных в аэропорте товарищей, сердце механика Заффиро пребывало в состоянии контролируемого волевым усилием беспокойства. С душевным здоровьем Макгаффина все было в порядке – и на том спасибо! – просто поводов понервничать и вправду было предостаточно; новости, приходящие с Японских островов, уже успели сформировать в голове ирландца стереотип негостеприимной голодной страны, алчущей умерщвленной органики заграничных мафиози. Амнезия-однодневка Мелиссы, в совокупности с собственным неудачным туристическим опытом, этот предрассудок лишь стократно укреплял.

Первым делом после судьбоносного прибытия на землю самураев, Ервок планировал отбуксировать любезно арендованный солнечным хранителем драндулет на безопасную стоянку в черте города, но затем, поддавшись той самой нежданно-негаданно нахлынувшей тревожности, передумал. Антропоморфная боевая машина, скрытая в кузове под видом крупногабаритного заводского станка, должна была стать стратегическим резервом на случай открытого противостояния семей. Ну а так, как перспектива остаться безоружным Макгаффину совсем не улыбалась, он, дважды наложив на себя страшнейшие проклятия, решил пойти вопреки собственному плану. Кто же знает, быть может именно небесно-пламенная девушка и её блондинистый телохранитель ответственны за появление аномалии? И о чем, в таком случае, он, эгоистичный дурачина, вообще думал, когда посылал Каготару – гражданского, совершенно непричастного к мафиозным разборкам – раскапывать те руины?

Кроваво-красный глаз светофора загорелся за мгновение до того момента, как Ервоковский грузовичок, не сбавляя скорости, пересек замысловатый пригородный перекресток. В прошлом, пожалуй, единственный законопослушный мафиози на материке, Ервок все больше свыкался с мыслью о том, что, он, вообще-то, член организованной преступной группировки. Спасибо ещё раз прохлаждающемуся в вальгалле Вейну Зарке и его безумной политической программе по переводу "мирных" инженеров с тылов на линию фронта.

Свя-я-ятой нуклон, эк тебя перекосило! – присвистнув, протянул Ервок, останавливая фырчащий автомобиль напротив развороченного ко всем чертям здания. Неподалеку, судя по заботливо переведенной на английский язык надписи, обнаружился пустой автомобиль некой частной охранной фирмы. Безусловно, это настораживало и заставляло задуматься о гипотетическом насилии, происходящем внутри. О насилии, к которому Макгаффин относился с предубеждением, свойственным каждому полуторному  интеллигенту, воспитанному в славной гуманистической традиции. Чего уж говорить о том, что вырос наш герой-спаситель в семье двух пацифисток-лесбиянок. Но брошенного на произвол судьбы Каготару надобно было спасать, да и занятнейшая аномалия сама себя не изучит, так что, собрав все свое мужество в тугой кулачок, Ервок схватил наукоёмкий чемоданчик с инструментами, вывалился из машины и решительно побрел в сторону ближайшей бреши в стене.

Внутри, отчасти благодаря мелкой и очень теплопроводной бетонной крошке, устилающей уцелевшие тектонические плиты пола, было значительно прохладнее. Ветер, спокойно продувающий здание насквозь, свистел меж почти не пострадавших железобетонных опор. В наличии оказался полный комплект сценических декораций для съемки апокалиптической кинокартины: битое стекло, опасно расчерченные трещинами потолки и, конечно же, весело светящаяся в полумраке табличка "Выход" над очередным проломом в никуда. Настороженно крадущийся на приглушенно-потусторонний звук чужих шагов, Ервок, ни за что бы не опознал в этом здании бывший торговый центр: развалины в большей степени напоминали заброшенную больницу. Самое подходящее место для толпы голодных зомби. А вот, собственно, и они, правда, всего в двух экземплярах, зато в форме и с пистолетами, угрожающими жизни беззаботно болтающего по телефону Каготару. Бесшумно прокравшись на расстояние вытянутой руки, Ервок воспользовался своим единственным преимуществом – внезапностью. Ну и навыком использования чемоданов в качестве оружия праведного пацифиста. Врезав одному из охранников металлом по виску так, что он повалился прямо на второго, а затем еще раз приложив обоих, Макгаффин бодро отсалютовал удивленному ученому. В вымученной победной улыбке хранителя не было ни грамма искренности.
Здорово, умник! – тихо, на случай если уложенные баиньки мужчины окажутся не единственными желающими кого-нибудь арестовать, сказал Ервок, с подозрением, любопытством и некоторым сочувствием осматривая валяющегося на земле незнакомца.

+1

16

офф: нет перевода, потому что текст не несёт никакой смысловой нагрузки.

Для Гельсингора появление Ервока прошло незамеченным, мирно валяясь на повреждённых взрывом ступенях он практически не шевелился; лишь медленно перевернулся на левый бок и обхватил себя руками за плечи, словно его знобило. При желании можно было заметить, что Фрая действительно слегка трясёт. Сейчас он пытался думать последовательно, но вместо этого нарастал шум в ушах, и мысли путались, сбиваясь с изначальной.
События ускорили свой бег, когда искорёженные металлические перила рядом с хранителем Вавилона вспыхнули переливчатым рубиновым огнём, словно огни Святого Эльма вдруг решили поменять расцветку и место своего появления в этом мире. В ночной темноте свет выглядел почти завораживающе, вот только поднеси руку, чтобы дотронуться - и получишь щелчок по пальцу в n-ом эквиваленте Вольт.
Затем засветились остатки арматуры, торчавшей из лестницы.
Затем сетка, что когда-то служила опорой бетонному полу.
Потрескивавшие волны пламени распространялись вокруг со скоростью электричества.
- Joesonghabnida... - тихо, но вполне ясно и четко прошептал кореец, хватая зубами воздух, - Geuleol geyo...
Все его потемневшие по сего момента кровеносные сосуды теперь светились не хуже ХИСа, а самого хранителя колотила дрожь, будто его укутывала не ночная прохлада Намимори, но ледяные ветра Арктики.
- Geuleol geyo... - сомнительно, что он адресовал свои слова присутствовавшим, судя по всему хранитель был явно не в себе. - Naega jug-ilgeoya
Фрай лежал на левом боку, и было бы сложно заметить, как вспыхнуло на его пальце правой руки, прижатой плечом к полу, бездействовавшее до сего момента кольцо Урагана.
Тихо, без взрыва - вслед за ним вспыхнуло всё пространство, до которого успело добраться пламя Урагана.
На несколько секунд на лестнице стало светло как в раскалённом кузнечном горне, было слышно как утробно ревёт огонь, проходясь своими языками по стенам и лестничным пролётам. Находись Фрай на отрытом пространстве, площадь поражения была бы больше, но стены вкруг лестницы приняли основной удар на себя.
Отброшенный назад огонь лениво повернул назад, на мгновение, перед тем как исчезнуть, сократив "зону безопасности" рядом с хранителем в два раза. Тот лежал тихо, без движения. Его кожа приобрела нормальный цвет и оттенок. Вроде он ещё дышал.

Отредактировано Helsingоr Fry (2014-05-10 22:13:46)

0

17

Еще раз бросив хмурый взгляд на обмякшие тела охранников, Ервок поспешил перемениться в лице – изрядно побледневшему Каготару, который теперь метафорически походил на тонкий серпик убывающей луны, явно нужна была поддержка. Улыбнувшись как можно казуальнее (в результате все равно получилось какое-то безумие), инженер набросился на ученого-исследователя и выполнил невыразимо сложное приветствие, принятое в круге ирландских студентов-технарей. Посвященный в таинство "квантового-сцепленного дай пять" только по путанным телефонным объяснениям, Каготару все равно провалился на седьмом этапе, но зато с каким усердием и самоотдачей!
Вперед, Сигма-кубы, – закончил ритуал Ервок, тихо и таинственно прошептав название закрытого клуба физиков-теоретиков. Честно говоря, посреди унылых развалин торгового центра, да еще и в компании двух – нет, трех – бессознательных тел, все это смотрелось дико, зато хоть немного разрядило обстановку.

Кратко побеседовав с приободренным Ямашитой, Ервок оказался введен в курс дела и следующим же своим словом послал ученого по двум равновеликим направлениям. Куда бы не он направился - отсыпаться домой или и дальше бродить по дымящимся развалинам - он будет в относительной безопасности. А вот собственная шкурка Ервока Макгаффина, явно еще пообтреплется, ибо одно из тел - то что белобрысое и представляет немалый интерес как для мафии, так и для Всемирного научного сообщества - начало вести себя прямо противоположено накопленному эмпирическому опыту механика. Заместо того, чтобы лежать бездыханно, изображая предмет интерьера, выбеленный осыпавшейся штукатуркой парень начал мелко трястись, порождая вокруг себя спецэффекты высокой степени паранормальности. Бессознательно закутавшись в защитный грозовой покров, Ервоку только и оставалось, что робко отступить назад, завороженно озираясь. Металлические детали интерьера засветились потусторонней красной аурой странной природы: черт его разберешь, то ли пламя урагана, то-ли знакомый ученому как родной электромагнетизм.
Ёк-макарёк, да ты парень просто огонь, – прошептал инженер за секунду до полномасштабного выброса энергии предсмертной воли, сравнимого разве что с грязным взрывом Чернобыльской АЭС. С трудом удерживая равновесие в набегающем потоке разреженного, но очень уж интенсивного пламени, он закрыл лицо руками, защищаясь от жгучего даже сквозь покров ветра.
Лишь бы только этот черт не перегорел, – продолжил разговаривать с самим собой Ервок, наблюдая, как вспышка "сверхновой" схлопывается в пространстве лестничного пролета. Остатки арматуры и прочий металл, служащий ранее незамысловатым лестничным ограждением, продолжали рдеть в темноте вишневым цветом индукционного накала.
Пациент скорее жив, чем мертв, – резюмировал Макгаффин аккуратно подбираясь к телу, мерно содрогающемуся от свойственного "скорее живым" дыхания. Выглядел несчастный препаршиво, но сомнений в его навыках выживания оставалось все меньше.
– Очнись, жмурик! Не знаю уж кто ты, но поводов для радости у тебя предостаточно. В беспроигрышной лотерее ты не выиграл - какая ирония - но зато живой...наверное.

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-06-15 11:26:22)

+1

18

Не ответил Ервоку жмурик, не до того ему было. Занят очень был тем, что лежал мордой вниз и сопел в сопелку. Отдыхал от трудов праведных и не очень, приходить в сознание на месте отказался не то чтобы решительно, но просыпаться отказался наотрез, не реагируя на внешние раздражители. Будь у МакГаффина, например, с собой хирургический инструмент, он мог бы его сейчас применять не опасаясь, что пациент очнется ВНЕЗАПНО. Но не будем наводить этого доброго человека на такие мысли. Грозовой щит, с честью и достоинством выдержавший несознательный порыв гельсингоровой души (или что там у него её заменяло) уничтожить всё и всех в зоне досягаемости, надежно оградил его от неприятностей.
По ночному воздуху плыл запах гриля, не слишком эстетично перебиваемый смрадом палёной синтетики; у охранников щитов не было. В тот момент из всех присутствующих проще всего жить, пожалуй, было только виновнику шоу - Фраю. Ему не надо было ни убирать тела, не тащить свою бренную тушу к заветному грузовичку; о последствиях устроенного безобразия, сиречь вопиющего нарушения как минимум трёх-четырех пунктов кредо Бабел, начинающихся с "не убивать невинных" можно было и не вспоминать. Вспоминать ему было и некогда. За жизнь корейский мафиози американского происхождения цеплялся с энтузиазмом раззадоренного питбуля, пусть по нему это сейчас было и не особо заметно.

По улицам города, заговорщически подмигивая встречным автомобилям фарами, ехал фургон, увозящий в себе свидетеля и причину ночного переполоха.

Утро застало центр оживлённым, впервые за многие дни его вновь наводнили посетители. Искала охрана, искала полиция, искали с собаками - Кайне и его напарника. Не нашли. Нашли оплавленный огнём "Сиг-Сайер" и чёрно-красную коробочку неизвестного содержания и назначения.
А мораль... Вам ещё и мораль нужна? Слухи - хлеб журналиста.

офф: и тут квест взял, и закончился.

0


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 12: Человек-невидимка