KHR... another

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 11: Игры со смертью.


Эпизод 11: Игры со смертью.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Mickel Corvo, Melissa Ours, Ervokh MacGuffin.
Место старта: бильярдная, база Заффиро.
Время и погода: 26 мая, 23:45. В помещении осадки бывают только в виде пыли.

0

2

Это было полутемное помещение, несмотря на то, что находилось оно на втором этаже особняка (а то иногда кому-то начинало казаться, что все полезные комнаты находятся в подвале). Вся полутьма обеспечивалась плотными светонепроницаемыми гардинами, открывающимися, по крайней мере в бильярдной, не очень часто – посетителями нравилось переживать чувство «классических подпольных» игр в бильярд в оформлении прочих увеселительных действий. Вот и сейчас, троица хранителей, посчитавших себя достаточно самостоятельными, чтобы организовать мини-обсуждение постепенно наступающей локально-семейной катастрофы, целиком и полностью заняли комнату, и никто не смог (да и не посмел бы) зайти туда и не навлечь на себя гнев как минимум одного из участников сходки.

Сейчас была партия Мелиссы и Ервока, поэтому Микель сидел на высоком стуле, уставившись в пространство перед собой и перекатывая в руках свой кий. Солнцезащитные стекла за полной ненадобностью лежали возле, на столике, рядом  аккуратно примостились наручные часы Микеля, по дороговизне превышающие стоимость этого бильярдного стола. То и дело он бросал взгляд на бегущую стрелку, пребывая в напряженном ожидании. Однако шансы на то, что босс внезапно передумает пропадать без вести и вернется за последние пятнадцать минут критического срока – минимальны. Для Микеля этот факт не был фаталистичным, напротив – он почувствовал бы себя освобожденным от терпеливого гнета Зарка, если бы не сознательное непозволение себе делать это. Вот пройдет еще... 13 минут, и тогда можно прыгать от радости и совершать попытки взлететь в небеса хотя бы метафорически. По истечении этих тринадцати минут попытка Вейна объявиться стала бы провальной, поскольку этот человек уже считался бы подделкой, лже-Зарка. Такова была отнюдь не прихоть хранителей, эти правила были установлены в семье самолично Вейном – Микель несколько раз был свидетелем подобной ситуации, – и какими бы они были хранителями, если бы не чтили законы своей семьи. Мысль об этом утешала Корво, хоть и не добавляла достоверности факта невозвращения Зарка в эти...

12 минут. Еще раз, Мелисса, в данных полиции ничего по нему нет? Что международные связи...? Ервок... Ладно, помню, проверял, – Микель вздохнул, наблюдая, как очередной шар закатывается в лузу. Не часто за жизненный опыт у семьи пропадает босс таким загадочным способом, не оставив им совершенно никакой зацепки. Ни единой, чертовой, зацепки. Казалось, что он совершенно не заботился о своей сохранности, а то так или иначе нашел бы способ доставить им весточку. К несчастью, варианты причины пропажи Вейна обсуждались среди верхушки хранителей уже не раз, пути подавления бунта в семье не только обсуждались, но и воплощались в жизнь, так что Микель предпочитал скорее молчать, чем в сотый раз обмусоливать одно и то же. Через десять минут цель изменится, и тогда их задачей будет начать поиски нового кандидата на место Зарка. Если уж он и им ничего не оставил, то вряд ли он успел озаботиться организацией рекомендательного письма. По крайней мере Микель очень надеялся, что он доверял... ладно, пока еще «доверяет» своим хранителем настолько же, насколько они ему.

0

3

Многие ошибочно полагают, что бильярд - расслабляющая игра, убийство времени за ленивым разговором, протекающим одновременно с перекатыванием шаров по столу. Они ошибаются. Бильярд - это, в первую очередь, сложнейшая тактическая дилемма, и уже в десятую - весёлая забава.
В текущий момент Мелисса как раз пыталась ударить по мячу, находясь при этом в наиболее элегантной в глазах Микеля позе. Задача казалась практически невыполнимой, особенно если учитывать, что картина, висящая на противоположной стене, интересовала хранителя намного больше, чем девушка, расположившаяся всего в паре шагов от него. А ведь в процессе удара нужно было ещё и не забыть подмигнуть Ервоку... сложнейшая игра.
- Милый, отойди чуть-чуть. Ты же не надеешься сократить отставание в очках, помешав мне ударить? - Урс приподняла одну бровь, поглядывая на блондина. Девушке почему-то мерещилось, что после каждого её удара он оказывался всё ближе и ближе к ней. Длинная стрелка часов, висящих на стене в бильярдной, тоже неумолимо приближалась и приближалась с каждой минутой к верхней отметке "12". Скоро наступит новый день. Первый день, когда смерть Вейна Зарки будет считаться свершившимся фактом.
Ну вот, опять! Что бы она ни делала, как бы ни пыталась себя отвлечь, мысли упрямо стремились к Небу, словно воздушные шарики.
Сначала все восприняли исчезновение босса, как временное явление. Мало ли, какие дела у человека. С подчинёнными его связывали не дружеские, а деловые отношения - отчитываться перед ними о каждом шаге он не обязан. С течением времени смутная тревога персонала закономерно перешла в подозрение, а затем и в открытое недовольство. Хранителям, как оставшимся на связи представителям власти, пришлось самостоятельно разбираться с возникшими конфликтами. Большое рвение в этих вопросах проявил Корво.
Только посмотрите на него - даже сейчас сидит на этом стуле, как на троне, весь из себя такой деловой...
- Еще раз, Мелисса, в данных полиции ничего по нему нет? Что международные связи…?
Он только что назвал меня по имени?
Девушка нехотя отвлеклась от так и не нанесённого удара и, улыбнувшись, взглянула Солнцу прямо в глаза, наконец-то не спрятанные за тёмными очками, - Мике-ель, мы же уже говорили на эту тему. Или нужно предоставить письменный отчёт? Я могу это сделать специально ради тебя, но-о... - она убедилась в том, что Корво смотрит именно на неё, - ты мне не босс, дорогой. Поэтому я попрошу чего-нибудь взамен.
Не босс. Но, с другой стороны, когда Зарка официально будет считаться ушедшим не только из их семьи, но и из мира живых, кто станет новым главным хранителем? Мелисса очень не хотела бы видеть Микеля на этом посту.
Следующим ударом девушка направила очередной полосатый шарик прямиком в лузу. Интенсивные курсы бильярда, на которые занесло как-то раз совсем ещё молодую Урс, оказывается, не выветрились из головы. Теперь шары лежали в крайне неудобном для Ервока положении.
23:50. Какие бы события не нёс в себе наступающий день, от них её отделяли всего лишь десять минут. Десять минут до начала чего-то интригующего и неизвестного. Мелисса вдруг почувствовала себя, как в ночь перед Рождеством.
Она усмехнулась. В полночь надо будет обязательно открыть шампанское.

0

4

Первым и самым очевидным признаком, отличающим сегодняшнее собрание от стихийной вечеринки, о которой Ервок, по правде говоря, грезил каждые выходные, было отсутствие музыкального сопровождения. Комната полнилась лишь отрывистыми перестуками бильярдных шаров, фаталистичным тик-о-клоком часового механизма и нервным топотом Макгаффина, чья нога, обутая в резиновый пляжный тапочек, ритмично пошлепывала по роскошному паркету бильярдной. Играть в шлепках было непривычно, но раз уж он с самого рассвета до недавнего заката сидел в штабе, совершенствуя алгоритмы поиска босса Первым и самым очевидным признаком, отличающим сегодняшнее собрание от стихийной вечеринки, о которой Ервок, по правде говоря, грезил каждые выходные, было отсутствие музыкального сопровождения. Комната полнилась лишь отрывистыми перестуками бильярдных шаров, фаталистичным тик-о-клоком часового механизма и нервным топотом Макгаффина, чья нога, обутая в резиновый пляжный тапочек, ритмично пошлепывала по роскошному паркету бильярдной. Играть в шлепках было непривычно, но раз уж он с самого рассвета до недавнего заката сидел в штабе, совершенствуя алгоритмы поиска босса – ничего более пары подошв ему и не требовалось. К слову о пропавшем без вести начальстве; интересно, что бы подумал Зарка, узнав что его ритуальные похороны проходят не под преисполненные величием "песни трепетной вальгаллы", а под аккомпанемент незатейливой эмбиентной чечетки?
Игра не ладилась. Тому причиной было как мастерство соперника – Мел, несмотря на свой импульсивный характер и кажущуюся легкомысленность, оказалась достойным тактиком – так и неоднозначность сложившегося эмоционального состояния хранителя грозы. Пропавший босс был фигурой, которую Ервок уважал. В конце концов он был тем человеком, который предоставил непутевому ирландцу возможность стать тем, в чьей подтрёпанной шкуре он пребывал в данный момент. Но с другой, стороны отсутствие Зарки на территории штаба обернулось подобием града; только вместо льда, с душ старших хранителей один за другим валились камни.

12 минут. Еще раз, Мелисса, в данных полиции ничего по нему нет? Что международные связи...? Ервок... Ладно, помню, проверял, – тяжело вздохнул Микель, отрывая подозрительно спокойный взгляд от наручных часов. Каким образом солнце Заффиро сохраняло хладнокровие в такой момент, Магкаффин мог только гадать: сам он в безумии метался от Сокрушенной Горечи к Радостному Ликованию и обратно, не забыв захватить по пути пива на всех троих.
Мои сервера сейчас парсят большую часть новостных лент, социальных сетей и блогохостингов. Если где-нибудь всплывет фотография Вейна, мы тут же об этом узнаем, – хрустнув шеей, Ервок подбородком указал на телефон, лежащий неподалеку от Микеля.
На данный момент у нас есть только результаты ложных срабатываний. И достаточно забавные. По неочевидным причинам алгоритм забил около 3 ТБ дискового пространства фотографиями с Близзардкона, где наблюдаемое количество темных рыцарей Артесов на единицу площади максимально, – с тихим смешком, внезапно адресованным изящно выгнувшейся в ударе Мелиссе, сообщил Макгаффин. Поздравив её с удачной серией ударов, он подхватил свой кий и обратил внимание непосредственно на стол. Биток, загнанный Урс почти в самый угол стола оказался хитро заблокирован полосатыми шарами, по праву игры принадлежащими его сопернице, в то время как группка полных собралась у противоположенного края, немного превосходя первых в численности. Что же, придется пойти на риск, хотя бы во имя юности, проведенной в ирландских пабах, где бильярд занимает место лишь немногим менее почетное, чем дартс и настольный футбол.

Надежда на триумфальное возвращение босса, это то, что делает нас чертовски хорошими хранителями, друзья, – прицеливаясь, забормотал Ервок. На честных аналоговых часах за его спиной стрелки встали в положение "оставь надежду нафиг". – Но будем честны перед собой, крепкая норвежская голова все эти годы долбила в стене здоровенную дырень, через которую наконец таки можно протиснуться в светлое коммунистическое будущее, – Ервок принял позицию для рискованного удара и резким выпадом привел в движение статичную картину бильярдного стола. Направленный рукой инженера, биток несколько раз отскочил от бортов и со стуком ворвался в скопление полных шаров.
Сейчас, в свете полыхающей вокруг агонии нам нельзя отсиживаться в штабе в ожидании преемника, – тихо добавил Ервок, с улыбкой наблюдая, как один из его шаров, будто застывший на краю лузы, провалился внутрь.

0

5

Докапывающийся и что-то требующий взамен ответ Мелиссы пришелся очень к месту, чтобы встряхнуть Микеля, и дать ему прочувствовать, где и в какой компании он находится. Он оторвался от очередного созерцания часов, на которых помимо всего прочего было показано "1м/с св", и поймав себя на переработке двух отдельных мыслей: как Макгаффину удалось впихнуть измеритель ветра в аналоговые часы и как он работает; а также откуда в помещении ветер. Он взглянул в глаза Мелиссы в ответ, не найдя ничего приятного для себя в этом созерцании небесно-синей радужки с прячущимися за ней проблемами. Скрипнул зубами, чуть не сломав их. Потребовалось некоторое время, чтобы переосмыслить слова Урс до более удобоваримой для себя формы.

Письменный отчет – это было бы прекрасно. Только постарайся не включать в факты отчета, как в устном, описание всех предметов одежды, которые у тебя появились на этой неделе включая ту, что ты стащила из квартиры своего парня, – этим Микелю хотелось намекнуть Мелиссе, что он, к сожалению, помнит все подробности любого изложения, начавшегося со слов "внимание, отчет по выполненной работе". А вот торговаться в данной ситуации было бессмысленно, это были элементарные вещи, которые должны, по идее, войти в машинальную привычку у большинства членов организации. По крайней мере Урс-то что, она работает в таком месте, где это необходимо. Микель еще раз поглядел на девушку. Хм, хотя может быть именно из-за того, что она такой человек, она так упирается.

Однако Корво не чувствовал особого желания продолжать бессмысленный разговор с Мелиссой, поэтому обратил внимание на сообщение Ервока, выделив из него только то, что сам понял.
Зарка не настолько неосторожен. Тем более, эти твои 3 Тб очень показательны. А вот о смерти его мы бы узнали быстрее. Когда дело касается гибели или ареста популярных деятелей культуры, эти СМИ набрасываются на них как волки.

Микель едва расслышал адекватные звуки речи за кряхтением и бормотанием инженера, когда тот прицеливался к неудобному шару из неприятной позиции, но в целом смысл был понятен. Ервок был одним из тех, которые в силу своего характера помнят только доброе. Вот и сейчас.
Если бы он не был таким, я бы лично не потратил половину своего состояния на его поиски и не сложил на это время свои обычные обязанности на наименее бесполезных помощников. Но ты постоянно забываешь, Макгаффин, что "дырень" эта в "стене к светлому будущему" была пробита не напрямую норвежской головой. Она присоединялась в продолжение рук Зарка, который таранил стену чужими головами. И отбрасывал их в сторону, когда голова раскалывалась словно тыква, – Микель насмешливо улыбался инженеру, будучи полностью уверенным, что последний таран, используемый Вейном, состоял из их собственных голов. И только наивный мог не заметить, как трещат их головы.

Мы абсолютно точно можем просидеть в штабе оставшиеся пять минут, потому что вся поисковая операция автоматизирована, – еще один быстрый взгляд на часы, которые от этого будто съежились, передумав шалить, – а после этого отправиться на поиски замены, продолжая искать Зарка только в порядке соблюдения инструкции подтверждения его недееспособности... Стандартная процедура. А плюсы в собственных поисках преемника в том, что при должном старании мы можем найти такого, который подходил бы всем.

Заметив, что партия постепенно подходит к концу, он соскочил со стула принести себе чего-нибудь испить. Взяв себе бутылку сока, он, немного поколебавшись, прихватил с собой первую попавшуюся емкость из барной секции и вернулся обратно к столу со своей добычей и тремя стаканами впридачу.

Две минуты. Полагаю, такой день стоит отметить. Хотя бы как поминки, – Микель бы не сказал, что ему безразлично на Вейна. Да, он его опасался, даже ненавидел, но без его своевременной протекции в молодости Корво-младший был бы всегда на шаг дальше от своей цели.

0

6

Тик-так. Мелисса удивлённо захлопала глазами, уловив этот звук. Каким образом она умудрилась услышать работу настенных часов на таком расстоянии? Или во всём виновато хитроумное чудо техники, которое Микель обычно носит на запястье? Урс была уверена в том, что солнечные часики могли бы даже сыграть с ней партию в шахматы.
- О, можешь не беспокоиться, милый, - она опёрлась на бильярдный стол, лениво поглаживая его лакированную поверхность, - я больше не собираюсь брать вещи этого идиота. У него отвратительный вкус в одежде, - Мелисса демонстративно прошлась взглядом по дорогому костюму Микеля.

Ервок не терял времени даром. Белый шарик, несколько раз поздоровавшись с бортиком в разных местах, попал прямо в скопление цветных шаров. Он у него что, радиоуправляемый? - удивлённо подняла брови Мелисса.
Дождавшись своей очереди, она обнаружила, что грозовой хранитель  исхитрился сравнять счёт. Девушка отметила это событие недовольно надутыми губками и нахмуренными бровями. Пока Корво увлечённо рассказывал им о смысле жизни в мафии и о том, почему Небо синее, она, сощурившись, придумывала очередной удар, который мог бы поставить соперника в затруднительное положение.
Ведь всё равно всем и так было всё понятно: Зарка уже не вернётся.
Мелисса не питала к боссу никаких чувств. Сдержанное уважение, прохладная вежливость. Лёгкий трепет перед могущественным начальством. Вейн был для неё лишь информационной субстанцией, время от времени исторгающей из себя приказы. А выбор идеального Неба, дебаты о справедливости зарковских методов... пусть мальчики этим развлекаются.
– Две минуты. Полагаю, такой день стоит отметить. Хотя бы как поминки.
Микель отошёл от стола, очевидно, чтобы осуществить её тайную мечту о шампанском. Мелисса воспользовалась моментом, чтобы нанести очередной удар. Шар послушно покатился именно туда, куда она хотела, отправив своего полосатого собрата точно в лузу. Однако следующая попытка оказалась неудачной, и Мелисса, лукаво улыбнувшись Ервоку, пригласила его к столу, - упс. Ты же не будешь поддаваться мне только потому, что я девушка, правда?
Тик-так. Испуганно дёрнувшись, хранительница вскинула голову - ровно полночь на настенных часах. Как она могла их услышать? Наверное, воображение. Тяжёлая выдалась неделя, всё-таки. Или, может, она не настолько равнодушна к потере босса, как ей казалось?
Однако дата смерти, как ни крути, всё-таки установлена.
- Вуаля, - Мелисса театрально похлопала в ладоши, - наш босс Вейни ушёл на покой. Вей-ни. Теперь я могу его так называть!
Корво как раз принёс по этому случаю бутылку, внутри которой темнело нечто явно алкогольного содержания. Неужели? Насколько помнила Мелисса, мужчина крайне отрицательно относился к выпивке.
В отличие от Ервока. Сократив расстояние, отделявшее её от блондина, она заговорчески прошептала ему на ухо, - мне кажется, что одной бутылки нам может не хватить. А ты как думаешь?
Корво относился к Мелиссе, как она любила для себя считать, с лёгким недоверием, зато Макгафин вполне мог бы развести брюнета на нечто большее, чем пара рюмок спиртного.
Праздник же, в конце-концов.

0

7

– Знаешь, Мик, пожалуй ты прав. На наши тыковки в последнее время свалилось достаточно приключений, – с легкой улыбкой произнес Ервок, мечтательно рассматривая внушительного размера циферблат настенных часов. Щелкнув бензиновой зажигалкой, он закурил, предварительно отойдя подальше от ведущих здоровый образ жизни хранителей. В действительности, все пережитое инженером за последний месяц нельзя было описать сплошной головной болью, хоть и упомянутая активность определенно выходила за пределы его зоны комфорта. Скорее это напоминало восхождение к снежным альпийским вершинам: приятного было мало, особенно если припомнить набившую оскомину ресторанную резню, но полученный в процессе опыт, и главное – новая точка зрения, открывающаяся с такой высоты, окупали нервотрепку в полной мере. И все же, если бы существовал шанс что-либо изменить в последовательности событий, ведущих к сегодняшнему дню, Ервок скорее отмотал бы все на круги своя. Вернулся бы к простым земным заботам, кулинарным потехам, умиротворенным вечерам в мастерской и привычной чашке ирландского кофе перед сном. Теперь же, когда его жизнь оказалась связана с судьбой семьи куда более прочными узами – ироничное спасибо Вейну за назначение на должность оперативника – заниматься штабным хозяйством казалось чем-то легкомысленным...

Из темных глубин ретроспективной рефлексии Макгаффина вызволил звук написания очередного шедевра облачной хранительницы. На бильярдном столе она и вправду творила чудеса, сравнимые с хождением по воде и воскресением усопших. Исход игры казалось предопределен в пользу Мелиссы, и Ервок, потрепав себя по светлым вихрам, хотел уже было сдаться, поставив кий обратно на стойку для того предназначенную, но Урс вовремя перехватила его чуть подавленный взгляд.
– Ты же не будешь поддаваться мне только потому, что я девушка, правда? – её хитрая улыбка могла означать только одно – желание в полной мере насладиться победой над потерявшим надежду соперником. Ну уж нет, если последние дни чему-либо научили Ервока, так это чувству момента, когда следует проявить инициативу. К тому же, ведомый околобританской джентльменской вежливостью, он не смел разочаровать девушку.
– Если леди просит её скорого разгрома, я не в силах сопротивляться, – отвесив неловкий поклон, инженер вернулся ко столу, уверенным взглядом прочерчивая гипотетические победоносные траектории.

– Покойся с миром, Вейн, – оторвавшись от игры и повернув голову в сторону двери, прошептал себе под нос Ервок. В дверном проёме никто так и не появился. Зато под ухом образовалась его соперница, с энтузиазмом требующая макгаффиновского участия в справедливом распределении алкоголя среди присутствующих в комнате слоев населения. Понимающе кивнув, он выполнил довольно таки спорный удар, отошел от стола и, сложив ладони рупором задорно пробасил, имитируя превознемогающий своей директивностью голос Зарки.
– Микель Корво, мой верный хранитель и солярный друг, возвращайся и тащи все, что найдешь! Поверь, я знаю сколько там бутылок – на своем горбу из погреба тащил!
Довольный совершённым действием, инженер по-акульи улыбнулся Мелиссе, своим искрящимся взглядом намекая на будущую вечеринку во славу ушедшего – увы – босса. Внезапно, правда, на его лице появилось удивленно-растерянное выражение. Тихо заиграла приятная салонная музыка – небольшой сюрприз от Макгаффина, знаменующий собой новый день. Траурные марши или радостные фанфары в данном случае показались ему потенциально опасными, ибо настроений аудитории он предсказать не мог. Ненавязчивые же гитарные переборы, были свободны для любого трактования.
– Народ, разве мы не должны объявить что-нибудь по громкой связи? Уверен, что в здании помимо нас ещё осталось пара-тройка работяг. И что по поводу текущих событий? Ребята как раз закончили обработку данных с коптеров. Напомню, что мои пташки картографировали Токийский ландшафт на предмет использования пламени предсмертной воли.

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-04-06 22:47:57)

0

8

Господи, – пробормотал Корво, с неодобрением косясь на Мелиссу, – сколько ж шильев воткнуто в эту девчонку...

Я прямо позади тебя, – имитируя задорность голоса инженера, привлек внимание Микель, выгнув бровь в насмешке, и переводя взгляд на затылок вопящего в пустоту Макгаффина, при этом будучи занятым аккуратным расставлением стаканов и открыванием крышки у своего напитка. Выглядел последний совсем как яблочный сок, только почему-то гуще. Но пить-то хочется. Поэтому Корво сделал большой глоток из стакана, тут же отчаянно поморщившись. Яблоко там может и побывало, но в недостаточном количестве. Теперь пить хочется еще больше.
Нет, они сами поймут, не первый день здесь работают, – измененным, более хриплым голосом произнес Микель, своим вколачивающим шагом проходя обратно в бар мимо стола, и хватая по пути не ожидавшего подставы Ервока за шиворот. Протащив инженера несколько метров, он отпустил его, повернувшись.
Если ты ответственнен за это, то тебе лучше мать твою сказать, куда ты дел оставленный мной яблочный сок, потому что то, – Микель махнул рукой в сторону провинившейся бутылки, – явно из твоей гребанной коллекции отрав.
Давно он никому не угрожал, даже соскучился по этому делу. Он чувствовал, как алкоголь со скоростью, сравнимой с его лекарствами, изменяет его состав крови, делая организм неуправляемым. Ему пришла в голову странная мысль, что он мог бы испытать жидкие варианты препаратов, но встряхнулся, откидывая ее как плохую – это как раз самый небезопасный вид хранения, потому что Макгаффин. Посчитав, что Ервок будет достаточно благоразумным, чтобы найти заныканную бутылку сока, Микель вернулся к столу, как ни в чем ни бывало отвечая на ранее поставленный вопрос достаточно громко, чтобы его услышал и инженер.
И я полагаю, они нашли что-то. Япония вообще та еще боль в заднице, – вздохнул он, возвращаясь на свое место за столиком. – В одной из моих дочерних компаний – опять же японской – тоже какая-то хрень произошла. Судя по отчетам, то было что-то вроде очередного теракта, но крайне «сверхъестественной природы», – Микель вполне успешно спародировал тонкий голосок одной из японок-руководителей дочерней компании. Мужчина прошелся взглядом по набору вещей, лежащих на столе, задержался на двух бутылках. И с выражением лица из серии «ай, да пофиг уже», налил себе еще стакан того вязкого «сока». – Возле, ну конечно же, витрины моего магазина. Они, мать вашу, не могли выбрать иного места для выяснения отношений! – даже от такой малой дозы алкоголя – всего два стакана – Микель чувствовал отнюдь не приятное помутнение сознания. Это мешало думать. Но, впрочем, не мешало беситься. – Наконец-то этот груз в лице Зарка отвалился, и я получил возможность слетать в Японию и посмотреть самостоятельно, что там за чертовщина происходит и как с этим связаны наши засветившиеся где только возможно Гларос – да, моя агентура также сообщает о повышенной мафиозной активности в последние несколько дней.

Они обсуждали события двухнедельной давности еще с Вейном, и тот своим последним словом подтвердил идентичность описаний Микеля и Ервока. Но один и тот же человек не может быть в двух местах практически одновременно, так что вместе они остановились на варианте с подставным терактом в Италии. А значит, Гларос что-то очень активно замышляют и могут еще не раз невольно появиться в ленте мировых событий.
Насколько я помню, и у вас не все так гладко с японским представительством, – Микель прекратил бубнить себе под нос различные проклятья, нынче украшающие парадные залы Ада, и обратил свой взор на единственную освещенную область вокруг стола. Там он отчетливо видел фигуру Мелиссы, и вроде Ервок тоже присутствовал, но Корво не был бы столь в этом уверен. Мужчина почувствовал, как мышцы приобретают теплую расслабленность и перестал сопротивляться, приняв наиболее изящную и небрежную одновременно позу, на которую был способен на высоком и узком стуле. Лице его исказила легкая улыбка.

+1

9

Босс умер. Какая жалость! Он больше не засветится в коридорах базы своими длинными пепельно-серыми волосами.
Мелиссе хотелось посмотреть на химическое взаимодействие их штатного химика с алкоголем, но особых надежд на эксперимент она не питала. Чёрт с ним!
Сейчас девушка была всецело сосредоточена на игре. В данную секунду, во всяком случае. Ервок не сумел забить ни одного шара, но откатил биток в такое положение, что заодно лишил и Мелиссу шансов закончить партию одним ударом. И всё же, всё же... она лихорадочно соображала, что же по этому поводу говорил её преподаватель - мужчина в возрасте с тёмными седеющими волосами. Урс помнила, что от него пахло мелом, но не помнила, что он советовал делать в таких ситуациях.
Зазвучала музыка. Хранительница обернулась и радостно улыбнулась Макгаффину, который, бесспорно, являлся инициатором этого небольшого события.
- Ер-рвок, - довольно протянула она, - это для меня? Ты же знаешь, как мне нравится эта песня!
Почти всегда, когда она по вечерам возвращалась на базу после выполнения задания, на радио ей попадалась именно эта композиция.
- Went to the wise man, but no answer he could give, - с акцентом напевала Мелисса, аккуратно подстраиваясь под удар. Зацепившись взглядом за Микеля, допивающего второй стакан "яблочного сока", она удивлённо вскинула брови. Движения его изменились, ровно как и поза: они приобрели более расслабленный и беззаботный оттенок.
Пожав плечами, Мелисса снова вернулась к игре.
- I went to the kind man, he shrugged his shoulders and wept, - тихо протянула она вслед за притаившимся в динамиках певцом. Оглянулась на Ервока, - у тебя всё равно нет шансов, дорогой.
И ударила по шару. Он откатился в сторону, попутно отправив чёрную круглую восьмёрку в лузу. Как?! Этого не должно было случиться!
Мелисса растерянно вздохнула. Помолчала немного. Отложила в сторону кий.
... упс? - она игриво пожала плечами, как бы признавая своё поражение.
Корво, тем временем, вёл себя всё интереснее.
– Насколько я помню, и у вас не все так гладко с японским представительством, - закончил он гневную тираду, включающую в себя Вейна, Гларос и состав немецкой сборной по футболу. Затем, окинув окружающих мутным взором, лениво улыбнулся. Лицо его, непривычное к таким испытаниям, при этом исказилось в лёгкой судороге.
- Я..., - благоговейным шёпотом отозвалась на это Мелисса, - ... я впервые вижу, чтобы взрослому человеку так резко сносило крышу от пары стаканов алкоголя. Эти слова предназначались скорее грозовому хранителю.
- Конечно, не всё с ним гладко, - гневно ответила она уже Солнцу, - ноги моей больше не будет в Японии! Если только это не будет нашим совместным с тобой путешествием, конечно, - она глянула на Микеля, - но у вас же было недавно собеседование с этим вашим японским агентом. Как его... Каготару? Кажется, Ервок налаживал с ним контакт. Ему же можно доверять, правда?
Не дожидаясь ответа, она цапнула со стола грозовой телефон и, следуя привычному маршруту, залезла в его личный список контактов.
- Та-ак... Барбаро... Вольпе... Джордано... Даниэлла... что ещё за Даниэлла? Я её раньше тут не видела! А, вот... Каготару. Насколько я помню, это он.
Мелисса включила автоматический набор номера. К чему же медлить, в самом деле? Короткие гудки сменились мужским голосом на той стороне трубки.
- Привет, мой сладкий, - жизнерадостно поздоровалась она с незнакомцем, - это Ервок. Почему у меня такой голос? О, это ты меня ещё по пятницам не слышал...
Прослушала ответ с той стороны трубки. Затем медленно протянула телефон Макгафину. Просят тебя, - подмигнув блондину, Урс скрестила руки на груди, ожидая, что будет дальше.

0

10

Послеполуночное настроение спокойненько, без резких движений и неуместных взрывов смеха захватило власть над могучими умами старших хранителей. Разумеется, против оккупанта никто не возражал: каждому, в той или иной степени, требовалась эмоциональная разрядка. Если бы в национальном реестре профессий значилась графа "высокопоставленный член организованной преступной группировки", эта позиция оставила бы учителей, врачей и диспетчеров далеко позади по уровню получаемого на работе стресса. Да что уж там, бедным хранителям даже пятидневную рабочую неделю не завезли, не говоря уж об оплачиваемом отпуске.

Я прямо позади тебя, – вид "веселого" тащащего тебя куда-то за шкирку Корво, был способен вызвать мольбы о божественной помощи даже у самого убежденного атеиста. Тем более без солнцезащитных очков, которые, как казалось Ервоку, служили не для защиты чувствительного зрения, а во имя сокращения смертности от спонтанных сердечных приступов. Растерянно пожав плечами, инженер выронил кий, перестал упираться ногами в пол и обмякнув, позволил Микелю протащить его на пару метров дальше от стола, где Мелисса неторопливо приноравливалась к удару, порой принимая очень соблазнительные позы.
Это явно из твоей гребанной коллекции отрав, – заявил Корво, указывая на высокую бутылку из толстого пузырчатого стекла. Пребывающий в непонятках Ервок просиял, как новогодняя елочка, по ошибке включенная за несколько часов до праздника. Если её дополнительно облить бензином и недолго думая поджечь.
– О, я вижу, что не зря притащил свой драгоценный апфельвайн, – стекла Ервоковских очков опасно блеснули в полумраке бильярдной. Зная о пристрастии солнечного хранителя к яблочному соку, он давно планировал сегодняшний хитроумный ход. Изготовленная из лучших плодов, что Макгаффин смог отыскать на окрестных рынках, эта партия домашнего сидра была лучшей в своем роде.
– Поверь, сия отрава стоит того, чтобы хоть на один день забыть о собственном аскетизме. И не сердись, – добавил инженер, заметив недовольство во внимательном взгляде Микеля, – твоя монашеская келья не обрушится из-за одной бутылочки выспреннего итальянского солнца.

Солнце, вместо того, чтобы растаять, наградило винодела высокоэнергетическим взглядом янтарных глаз, так что Ервок поступил благоразумно – отступил к Мелиссе, по дороге с удовлетворением отметив свою победу. Выиграть благодаря ошибке умелой соперницы было немного не тем, что он ожидал от своего триумфа, но ощущения собственной классности это не уменьшило. Более того, теперь он был достаточно воодушевлён, чтобы провести вторую партию – на этот раз с Микелем.
Я впервые вижу, чтобы взрослому человеку так резко сносило крышу от пары стаканов алкоголя, – доверительным шепотом, прозвучала Урс. Её привычка тихо делиться подобными наблюдениями в присутствии Макгаффина создавала иллюзию некого закрытого сообщества, где лучшие подруженьки могли делиться безобидными секретами. Конечно же, это нравилось Ервоку и он, попутно выбирая шары из крайней лузы, пробормотал в ответ:
– Не спускай с него глаз, мне кажется, что сегодня мы еще и не такое увидим. И кто бы мог подумать, что твой непорочный рыцарь наберется смелости отведать эдемских яблочек...
Подмигнув Урс, инженер быстренько отстранился, боковым зрением заметив, что Микель все еще буравит его неоднозначным взглядом.

Беседа вернулась в свою привычную колею: хранители начали обсуждать внешнеполитические семейные отношения, японский кризис и тренд сезона – непонятную чертовщину, произошедшую поблизости от ювелирного магазина, по токийской франшизе открытого в Намимори. Краем уха прислушиваясь к диалогу Облака и Солнца, Гроза набивал треугольник разноцветными шарами. Цветной-полосатый-цветной-полосатый-черный-цветной... Все-таки по части активных действий – за исключением научно-исследовательских проектов, разумеется – Ервок предпочитал доверять инициативе своих коллег. Тем более, что Корво, как самый старший из хранителей, мог по праву считаться главой совета самоуправления Заффиро.
Та-ак... Барбаро... Вольпе... Джордано... Даниэлла... что ещё за Даниэлла? Я её раньше тут не видела! А, вот... Каготару, – вроде не послышалось со стороны затылка. Голос Урс, с азартом копающейся в контактной книжке инженерского смартфона, приобрел особое звучание, свойственное мальчишкам, вытворяющим пакость века. Причем ведь знают, сволочи, что все сойдет им рук!
– Свежеприобретенная родственница, – сокрушенно вздохнул Еровок, массируя переносицу в попытках успокоить внезапно напомнившие о себе нервы. – Клан Макгаффинов вроде как финансово процветает по ту сторону океана, так что мои безумные мамочки решили начать все сначала, удочерив еще одно дитя жестоких ули... Каготару что?
Как всегда медленный в общении, Макгаффин мгновенно пожалел, что оставил свой телефон без присмотра. Мел уже вовсю приветствовала Каготару, одновременно расстреливая потерявшегося в ситуации Ервока пулеметной очередью насмешливо-вызывающих взглядов.
Просят тебя, – ни капельки не извиняющимся голосом проворковала она, протягивая телефон.
– Доброго тебе времени суток, – как можно более обыденным тоном процедил в трубку инженер. Судя по мультифункциональным часам Микеля, в Токио сейчас было 8 часов утра, дул северный ветер, сопровождаемый высокой влажностью. – Сильно сомневаюсь, что не разбудил тебя, так что принимай мои искренние извинения. Пользуясь моментом, еще раз благодарю тебя за работу над Хранилищем. Все в элитных сортах бельгийского шоколада. Но есть такое дело...– в голове грозы Заффиро созрел план, призванный если не порадовать, то хотя бы не разочаровать коллег, чьи совершенно разные взгляды в равной степени были направлены на Ервока.
– Зная твою заинтересованность пламенем предсмертной воли, я бы хотел сообщить о подозрительном инциденте, произошедшем в местечке неподалеку от стольного японского града... Ага, что-то явно сверхъестественной природы. Тебе понравится, обещаю, – из трубки послышались очевидно недовольные возгласы, характерные для разбуженного поутру японца. – Ну не будь букой, на том свете отоспишься. Наука не ждет, в конце концов!

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-04-10 18:59:32)

0

11

О, моя партия, – оживленно прокомментировал Микель и поднялся с места. Сбросив неподходящий для игры пиджак с плеч, он легким шагом подошел к столу. Не забыл он и утянуть с собой свой кий, купленный по случаю получения вести, что любой уважающий себя мафиози должен уметь играть в бильярд – после этого Микель долго тренировался с любым подвернувшимся ему под руку в штабе члена семьи, и почему-то чаще всего им оказывался Макгаффин; а также два стакана с питьем. Проходя мимо Мелиссы, он ободряюще улыбнулся одной половиной лица, произнеся что-то в духе «не расстраивайся, в следующий раз выиграешь», и передал ей один из стаканов, наполненных жидкостью из второй бутыли. По впечатлению, в ней содержался чуть более очищенный, чтобы быть пригодным для питья, бензин. Нет, он не променяет на эту гадость свой сидр, раз уж яблочного сока он так и не дождался. Эх, Ервок опять пропустил мимо ушей его угрозы. Ну и черт с ним.

Не агент он нам, а наемный работник, – мгновенно отреагировал на инициативу Мелиссы Микель, лукаво скалясь. – И я бы не стал ему доверять, он человек не проверенный, – добавил он, но его уже никто не слушал, будто пара стаканов чего-либо, выше градусом чем кефир, лишали человека права собственного, весомого мнения.
Эти ощущения от алкоголя. Стоит признать, что Ервок действительно постарался на славу. Остается лишь вечно удивляться, где этот шельмец умудряется находить время не только на семейные дела, но и на собственные хобби вроде готовки, раскуривания зловоний и вот этого – виноделия. Сидр жег горло, и если бы не успокаивающий, пусть и едва заметный, яблочный вкус, то эти муки были бы нестерпимыми. Эффект этого, однако, был очень неожиданным, как и всегда, когда Микель умудряется выпить хотя бы небольшое количество алкоголя. После употребления агрессия Корво обычно инвертировалась в дружелюбное подкалывание, да и вообще весь мир казался ему куда приятнее, чем обычно. Этим он напоминал себе Макгаффина, и потому это было еще одной причиной, помимо головной боли, за что он не любил напиваться. А еще его тянуло на покурить, что также являлось отрицательным опытом, поскольку ходить потом и кашлять почти неделю не улыбалось Микелю совсем.

Да и даже если он поднимет свою задницу и съездит туда, что вы хотите, чтобы он передал нам? Что торговый центр разнесен вдребезги, и все плохо? Я это и сам знаю, без вашего Каготару, – бурчал Корво себе под нос, подстраиваясь под удар. – Он на нас работал поскольку постольку, да и вообще не в курсе о связи с мафией. А хотя погоди, ты что, обсуждал с ним это? – последнее вопросительное предложение Микель произнес уже в пределах слышимого порога, полуразвернувшись к разговаривающему по телефону Ервоку и так не дотянувшись до битка. – Эх, не умеешь ты держать язык за зубами, – очень глубоко, словно не дышал до этого месяц, вздохнул Корво и покачал он головой, на удачу разбивая наконец аккуратно сложенную пирамиду из шаров. Кажется, там упал полный. Удачно.

Ладно, попроси его поподробнее рассказать, что случилось с торговым центром. Ну и об этом... который... ну в целом, да, – нескладно закончил он, непреднамеренно закатывая белый шар в лузу и тем самым передавая ход Ервоку. Тот был занят, поэтому им ничего не оставалось, кроме как дождаться ответа Каготару. Определенно, даже в таком состоянии Микель не мог смириться и заставить себя верить Ямашите как посреднику. Инженер он неплохой, но лучше бы не впутывать его в проблемы семьи. Но уже поздно. А, да и черт с ним.

0

12

Каго, сонный и пробужденный, успел тем временем услышать всю вереницу голосов новых знакомых. Трубке даже не надо было ходить по кругу. Подергивающееся веко уже смирилось с тем, какие периодически сюрпризы устраивает Ервок. Хотя после приветствие от милой дамы -если будничная память не подводит, Меллисы- все ещё оставляло скулы слегка покрасневшими.
    Услышав о Японии и точке, которая нужна, Каго оторопел.
-Ну, х-хорошо... если получится, может какие "улики" или интересные штуки привезу. Стоп, это вы там действительно серьезно?! -уж больно веселой звучала обстановка. А вдруг это просто колоссальное совпадение при звонке в поддатом веселье.  Но, услышав позади Микеля (более эмоционального, чем обычно), Ямасита уже больше уверовал в серьезность этих слов. Да и потом, им же ему аванс выплачивать, чтобы на него он слетал. Рей бы на месте японца запросил процент свыше, чтобы не лезть в свой честно заработанный гонорар, но герой разговора явно не знал цену деньгам. 
-Ервок, а могу я лично поговорить с мистером Корво? Все же это - его магазин, и, может, он желает что-то ещё уточнить или узнать на эту тему. Да и к тому же, вопрос больно организационный для таких спешных решений, -родная сдержанность и педантичность все же пересилили в парне. -И, это... м-м-м... в общем, передавай привет миледи, да. Боюсь погрешить с именем.

0

13

Сплетничать с Ервоком, особенно за чьей-то вечно недовольной спиной, было легко и приятно. И лишь иногда Мелиссу охватывал сиюминутный страх перед ворохом словестной информации, накопившейся у грозового блондина за годы общения. А вдруг он всегда ей добродушно так кивает и улыбается, а сам потом бежит со всех ног к ноутбуку, чтобы там, воровато оглядываясь, открыть заветный файл Мелисса.txt? В него-то коварный хранитель и записывает все её секреты и идеи, чтобы в один прекрасный день предъявить несчастной подруге компромат величиной с эйфелеву башню.
То есть, не подруге, а коллеге. Что это я.
Тут в мысли девушки в буквальном смысле ворвался Микель. Чуть не вписался корпусом прямо в Мелиссу, и, криво улыбнувшись, вручил ей стакан с бургундским вином, в которое было добавлен имбирь, перо павлина и толчёный жемчуг. На самом деле, Урс совсем не разбиралась в выпивке, но ей хотелось думать, что в стакане обязательно, непременно должны быть именно такие ингридиенты. Однако её вниманием тут же завладела улыбка солнечного брюнета. Мышцы левой половины его лица в этот момент как будто бы попытались подраться с правой – зрелище требовало Оскара.
Мелисса уже было в привычном жесте наклонилась к Ервоку с заготовленной фразой "так, этому больше не наливать", но в последний момент обругала себя за приступ альтруистического идиотизма. И пропустить такое зрелище? Да чем я вообще думала?
Всё ещё укоряя себя, девушка задумчиво глотнула жидкость из принесённого стакана. Этот толчёный жемчуг был очень даже ничего, спасибо Макгафину.

– Зная твою заинтересованность пламенем предсмертной воли, я бы хотел сообщить о подозрительном инциденте...
Надо же, какой деловой - усмехнулась про себя Урс, допивая второй стакан алкоголя. "Подозрительном инциденте". При мне он таких ругательств не употребляет!
- Ну не будь букой, на том свете отоспишься.
Вот, это уже больше на него похоже. Другое дело!
Но пришло время вмешаться.
- И передай мистеру "Е-ервок, ты сделал операцию по смене по-ола?", - Мелисса шутливо передразнила интонацию её минутного собеседника. Судя по манере говорить, этот милашка мог хоть завтра поехать на чемпионат Японии по Смущенному Бормотанию, - ... передай ему, что ему следует заехать ещё и в офис Tomorrow в Японии. Потому что там, судя по моим личным впечатлениям, тоже происходит что-то "явно сверхъестественной природы", - тут она изобразила уже Ервока. Ужас. В ней живёт великий пародист, а она тут сидит, протирает брюки в мафии, в компании блондинистого ботаника и мизантропа, одетого в лучших традициях Джеймса Бонда.
- Ервок, а ты как думаешь, - Урс прикончила четвёртый стакан алкогольного напитка. Она была твёрдо уверена в том, что этот стакан - четвёртый, несмотря на то, что третьего вроде бы и не пила, - почему после того, как я всего-то лишь наполнила какой-то жалкий, - она всплеснула руками, - кулер водой, у меня голова заболела так, что я потом даже не могла вспомнить, где была?
В последнее время вообще всё чаще и навязчивее в мафиозном мире с ней и всеми теми, кто её окружал, происходили непонятные события. Их как будто всё быстрее закручивало в сюжетный водоворот назревающих неприятностей. "Сюжетный водоворот"?! Мне, наверное, тоже лучше больше не наливать.
- А почему мы празднуем без торта? - справедливо возмутилась Мелисса. По привычке повернулась к Микелю, чтобы игриво попросить у него чего-нибудь сладкого, но, вспомнив последний опыт обращения к нему с таким предложением, она переметнулась к блондину, - дорогой, я знаю, что ты оставил что-нибудь для меня.
Пройдя немного до деревянного стула, девушка, посомневавшись, всё-таки опустилась на его бархатную поверхность. Она неуютно чувствовала себя без движения, но наблюдение за партией того стоило.
- Отомсти ему за меня, Мике-ель! - сложив руки рупором, крикнула Урс.

0

14

Перед тем, как передать Микелю повиснувшего на линии Каготару, Ервок с чуть ироничным сомнением во взгляде, осмотрел своих коллег.  Ладно Мелисса, вливающая в себя уже четвертый кряду бокал бургундского пино-нуар - она-то знает толк в веселье. Но от Микеля, нетвердым шагом, направляющегося к столу, Ервок никак не ожидал проявленного к выпивке энтузиазма. Что за ересь! Стоило только заняться делом, как хранители успели насосаться без него, главного весельчака всея Заффиро и близлежащих территорий. Нет, такого позора механик себе простить не мог, а потому, заложив изысканный вираж по направлению к Корво, подхватил со стойки чекушку джина.

– Держи, дружок, мобилу! Мистер Ямашита хочет поговорить с тобой о... – провалившись в попытке подобрать синонимичное высказывание, Ервок глубоко вздохнул и закатив глаза, прошептал, – об этом, который в целом.

Надо было срочно выпить, иначе Макгаффину грозило оказаться, "not on the same page", так сказать. Хуже того, существовал риск, что он вообще читает другую книгу! Редко, конечно, ему удавалось побыть самым вменяемым человеком в помещении (даже находясь в одиночестве, он не мог быть совершенно уверен в своем превосходстве), но вопрос общения с коллегами стоял куда острее. Джин, пожалуй, был его единственной надеждой догнать Солнце и Облако, которые, метафорически выражаясь, уже вовсю вышагивали по дороге Приключений. По крайней мере, он компенсирует количество градусом.
Дорогой, я знаю, что ты оставил что-нибудь для меня, – внезапно как снег в апреле, сообщила Урс. Вплотную занятый нехитрым делом взбалтывания, но не смешивания, Ервок лишь горько усмехнулся. В суматохе, созданной вокруг пропавшего Зарки, у инженера не было и шанса заняться любимым кулинарным делом. Конечно он мог бы сейчас сходить на кухню и сготовить хоть какие-то закуски, но оставлять компанию без присмотра казалось рискованным предприятием. К тому же, Микель закончил свой ход, забив белый шар. Настал Макгаффиновский черед творить магию на бидьярдном столе.
– Друзья мои! – заговорил инженер успешно прокатив зелено-полосатый по направлению к лузе. – Все мы, так или иначе, прочувствовали на своей шкуре степень чертовщинности происходящего в Японии. Мафия это или нет, одно я знаю точно - пламя предсмертной воли используется в Токио чрезвычайно активно. Надо что-то с этим делать.

P.S: Пост написан в полубредовом состоянии. Высокая температура, головная боль и прочие неприятные последствия неведомой болезни сильно ограничили мои литературные способности. Марка ервоковского качества постов еще вернется, обещаю.

Отредактировано Ervokh MacGuffin (2014-04-17 18:43:46)

0

15

Меня?.. – Микель на секунду растерялся, не ожидая такого поворота событий. Все переговоры с Ямашитой с переливчатым смехом перетекли в руки Ервока в тот самый момент, когда те двое спелись. Корво, в общем-то, это устраивало, покуда работа выполнялась точно по срокам. Насколько ему было известно, сейчас Каготару наслаждался заслуженным возвращением домой на короткий срок. Зачем... А, вот оно что. Растерянность и правда быстро прошла, сменившись на заторможенный от вдумчивости, но достаточно твердый голос. По крайней мере, Микель был искренне уверен в его твердости. – Мистер Ямашита? – проверкой связи, выполненной мужчиной, вновь взявшимся за английский язык, можно было задобрить большое количество международных менеджеров его компании, если бы они были на месте Каготару. Когда ты пьян, разговаривать на чужом языке становится гораздо проще, чем на своем собственном, и Микель незамедлительно этим воспользовался. Он зыркнул на разошедшихся Ервока и Мелиссу, и отошел в сторонку, накрыв микрофон рукой, чтобы сторонние звуки не особо мешали их с Каготару разговору. Это, к слову, было довольно проблематично, потому что удерживаемый той же рукой кий чувствительно упирался в ухо солнечного хранителя.

Доброго времени суток, мистер Корво. Я хотел уточнить у Вас лично, действительно ли я должен осуществить дополнительную вылазку в Японии? И если так, то какую работу и в какой временной срок мне предстоит осуществить? Как я понял, это связано с вашим магазином в ТЦ, который был в центральном районе, верно?
Микель еще не успел привыкнуть к другому языку, поэтому ему потребовалось некоторое время, чтобы понять, откуда в Ямашите накопилось столько слов. Соскучился что ли? Ну, раз соскучился...
Слишком много вопросов. Намимори, торговый центр "Июль". И чем больше вы спрашиваете, тем меньше материала для исследования остается именно вам. Докладывайте обо всех странных явлениях в любой доступной вам форме. Можете звонить или мне или мистеру Макгаффину, – все слова звучали отрывисто, словно карканье ворона. Еще и в горле першит, и Каготару вынудил вести себя жестче. Это, между прочим, отнимало сейчас много энергии. Ямашита, кстати, сразу скис, Микель услышал короткий поток заковыристых непонятных японских фраз – хотя что уж там, весь японский язык звучал для него как одна сплошная река звуков, изрыгаемых человеком. Жуткое зрелище. О, вот как раз его собеседник на том конце провода подсобрался.
Я должен был убедиться. Хорошо, сегодня... к вечеру, по моему поясу, вышлю отчет. За содержание не ручаюсь, но сделаю все, что смогу.
Ай да сговорчивый парнишка. Вот бы итальянцы были хоть в четверть такими же пластичными. Получив подтверждение, что Каготару согласен сотрудничать, Микель расслабился и вернулся к более доброжелательному тону:
Вы поймите, целость моих магазинов - дело неотложное, а вы единственный человек, одновременно обладающий такими качествами как любопытство, это... что-то еще... и нахождение в Японии на данный момент, – он где-то в глубине души чувствовал, что его несет, но остановиться было сложно. Помог ему в этом кий, не удержавшийся в локте мужчины и с грохотом свалившийся на деревянный пол. Наступила пауза, во время которой Микель безуспешно пытался вернуть кий в его прежнее положение или хотя бы не дать ему окончательно упасть на пол, но только потерял равновесие и чуть сам не навернулся. Но вселенная всегда стремится к гармонии, вот и Корво наконец замер в странной нелепой позе, изо всех сил сжимая подбородком намеревающийся вместе со всеми подчиниться закону тяготения телефон. Секунду спустя, он вернул себе вертикальное положение и более менее опрятный вид. – Ну, вот поэтому я... и мистер Макгаффин тоже, обратились именно к вам. Буду ждать вестей, – голос его скатился по наклонной, и теперь больше походил на тот, который присущ человеку крайне умиротворенному.
...ну, так как это Япония – за возможные последствия на «фронте» я заведомо отвечать не могу, – речь Ямашиты тут прервалась раздавшимся позади резким звуком, вероятно, дверным звонком, – ...какого черта его принесло в такую рань?! – будто где-то вдалеке выкрикнул японец в сторону, судя по всему, двери. – Кхм, простите мистер Корво, это сосед.
А вот это любопытно. Насколько он знал, согласно мировому времени сейчас на часах японца было около 8 часов утра. И действительно, что за сосед звонит в такое раннее время. Неожиданно для себя, Микель страшно заинтересовался этим фактом.
Понимаю, – он постарался изобразить максимально понимающий тон, пытаясь одновременно прислушаться к звукам по ту сторону. – Но в общем-то наш с вами разговор можно считать завершенным, – улыбнулся в трубку Микель, не торопясь, впрочем, вешать трубку. Ждать ответа ему пришлось долго, поскольку Каготару возился с чем-то на заднем плане. По звукам, чтобы добраться до дверей его квартиры, ему нужно было совершить по сложности нечто, сравнимое с кругосветным путешествием. Трубка прошуршала еще раз и голос японца послышался даже четче, чем раньше.
А, оу...! До свидания, мистер Корво! Отпишусь в ближайшее время! – Каготару как-то резко оживился, вероятно в предвкушении того, как он бросает трубку, и в самом деле бросил ее. Причем на самом интересном – открывании дверей. Эх, и вот не влезешь в личную жизнь другого человека с таким-то подходом.
До свидания, мистер Ямашита, – вслед протянул Микель, которого теперь не покидало навязчивое подозрение. А интуиции Микель доверял всегда.

После разговора Корво еще долго таращился испытующим взглядом на телефонную трубку у себя в руке, ожидая, что она как минимум начнет верещать во входящем звонке и как максимум расплавится. Еще некоторое время поглядел в уходящий в темноту потолок, в надежде, что он разрушится или оттуда вылетит птичка. А после обернулся к коллегам, один из которых как раз что-то вдохновленно вещал по поводу «нужно что-то сделать» и с неопределенной интонацией отрывисто пролаял, бросив Макгаффину его телефон:
Поехали в Японию. Я чувствую, нам совершенно необходимо лично присутствовать там. И там же найдутся ответы на большинство нерешенных вопросов. Ямашита чрезвычайно недоверенный источник, – он мутным взглядом посмотрел на Ервока, проходя к столу и сгребая с него свои вещи. – На принятие решения и сборы вам час, после которого я уезжаю, – Микель остановился у дверей, последний раз окинув взглядом помещение: недоигранная партия, наполовину пустые бутыли и стаканы, двое недвижимых хранителей. После нацепил на глаза очки, демонически улыбнулся и пошатывающимся, но не менее громыхающим шагом покинул бильярдную.

-выход из квеста-

Диалог написан обоими персонажами в реальном времени. Это сильно экономит эфирное время.

+1

16

Под слегка расфокусированным прицелом взгляда Мелиссы Макгаффин передал трубку Микелю. Затем подошёл к Корво и заслонил его от девушки своей спиной, подобно тому, как Солнце на небе застилают грозовые тучи. Что-то прошептал. Мелисса недовольно нахмурилась: обсуждать секреты в присутствии "третьего лишнего" всегда было только её с Ервоком фишкой!
А я вот так и знала, что для этого механика лёгкого поведения нет ничего святого!
В бильярдном сражении Микель не оправдал её ожиданий, как Мелисса, впрочем, и предполагала. Мужчина едва мог ровно устоять на ногах, куда уж там тонкие расчёты траектории запущенного в движение белого шара! Урс вообще не была уверена в том, что Корво в тот момент видел перед собой шесть луз, а не двенадцать.
Закончив свои мучения с кием, Корво решил попытать счастья в разговоре с Каготару. Счастье не осталось в долгу: солнечный хранитель надолго потерялся для полутёмной комнаты базы Заффиро, зато нашёлся для стеснительного японского парня, практикующего сейчас английский язык с той стороны трубки.
- Но почему ты не дал телефон мне-е? - слегка покачивая бёдрами, Мелисса подошла к Ервоку, оставленному в одиночестве у бильярдного стола. Бедняжка. Что, твой новый лучший друг и компаньон для сплетен предпочёл тебе твой собственный мобильник? - язвительно усмехнулась про себя она, - я бы тоже хотела познакомиться с вашим техником. А действительно, почему бы тебе самому не полететь в Японию и не разобраться со всем? Заодно докажешь нашему... - она обвела красноречивым взором помещение, - ... коллективу, что ты куда более полезен, чем тот японец.
Даже после четырёх стаканов выпитого Урс могла почувствовать, к чему катится сложившаяся ситуация. К совместному полёту в Японию. А если ещё точнее, то к путешествию именно в то место, где она хотела сейчас оказаться меньше всего. Даже возвращение домой во Францию не вызывало у девушки такого суеверного ужаса, как вылазка в Токио. В неизвестность.
А вдруг тот случай с потерей воспоминаний повторится?
- Сладкий мой, - наставительно продолжила Мелисса и тут же хихикнула от собственного менторского тона, - ты в последнее время засиделся дома. Ну езжай с Микелем, пожа-алуйста! А я пока послежу за базой и за тем, как подчинённые выполняют свои обязан...
– Поехали в Японию. Я чувствую, нам совершенно необходимо лично присутствовать там. И там же найдутся ответы на большинство нерешенных вопросов.
При этих словах в Ервока полетел прицельно запущенный мобильный телефон. Мелисса помолчала. Дождавшись, пока хранитель прихватит свою неизменную солнцезащитную составляющую и скроется из виду, она набрала в грудь побольше воздуха.
- Чем. Он. Вообще Думает?! Я ему говорила, что не хочу туда! У меня, между прочим, психологическая травма! - она старательно вывела голосом последние слова, не понимая, впрочем, их точного значения, - пусть кто-нибудь другой вместо меня пойдёт! Мало, что ли, у нас людей, а? Если босс погиб, значит, можно теперь командовать?!
Сжав кулаки, она гневно глянула на Ервока, ставшего свидетелем её монолога, - а ты что смотришь? Так и передай Микелю - я его слушать не собираюсь. Я иду спать. А нашему самопровозглашённому крёстному отцу скажи, что... - она поколебалась, - а, может быть, он и сам не вспомнит, что меня позвал. Ты вообще видел, в каком он состоянии?
Она подобрала со стола миниатюрную чёрную сумку, и, накинув её на плечо, двинулась к выходу. У двери обернулась на Макгаффина вновь - ни в какую Японию я не полечу!

5 часов спустя.
Самолёт уже давно набрал высоту, а теперь с каждой секундой становился всё дальше и дальше от границы Италии. Небольшой, но уютный салон с ненавязчивым желтоватым освещением вполне мог вместить в себя куда большее число посетителей, чем он перевозил сейчас.
В мягком кожаном кресле приятного бежевого оттенка, демонстративно надувшись и скрестив руки на груди, сидела Мелисса. Нетспасибо, - отстранённо пробормотала она в ответ на предложение Макгаффина подкрепиться. Отвернулась к окну, вжавшись в мягкую спинку ещё сильнее. В тишине проползали минуты.
- Ервок. Милый, - выдавила, наконец, она, не в силах больше терзаться молчанием, - объясни мне, пожалуйста, ещё раз, как вообще получилось так, что я поехала с вами?

А здесь мне тоже хочется написать что-нибудь серым цветом, как мои товарищи сделали.

+1

17

Стиснув зубы в попытке сохранить серьезное лицо, надо признать, что прописанный Микелю сложившимися обстоятельствами алкоголь подействовал на того крайне благоприятно. Чудеса! Обычно не столь многословный, он, попутно сжимая свой кий в почти эротических объятиях, увлеченно перескрипывался с заокеанским техником. Более того, по окончанию разговора, на фасаде солярного хранителя образовалась улыбка! Не злая щель в моменты горькой иронии раскалывающая лицо Корво пополам, а искреннее проявление приязни!
В приличном обществе столь шокирующие детали принято закрывать черной табличкой "цензура". Теперь осталось понять, жалею ли я о том, что видел или, напротив, сокрушен по причине отсутствия фотокамеры.
Ну да, фотоаппарат-то остался в корпусе смартфона, который, кстати, уже был на пути к своему изначальному хозяину. Даже будучи нетрезв, Микель проявил чудеса точности, закинув аппарат на идеальную параболическую траекторию к голове Макгаффина. Ловкость, выработанная за годы уворачивания от запущенных бизнесменом предметов пришлась как нельзя кстати: отступив на пару шагов назад, инженер словил обожаемый девайс, попутно получив по голове еще одним снарядом. Вербально-акустическим.

Поехали в Японию, – и глазом не моргнув, предложил Микель. Моргал он вообще редко, предпочитая гипнотизировать собеседника тяжелым взглядом глаз-светофоров.
– Нет, – ответил Ервок, подсознательно попятившись назад.
Я чувствую, нам совершенно необходимо лично присутствовать там, – продолжил Корво.
А действительно, почему бы тебе самому не полететь в Японию и не разобраться со всем? – добавила Мелисса, нетрезво улыбнувшись Ервоку.
– Все еще нет, – продолжал стоять на своем Гроза. Стоять на своем он продолжал на трехметровом отдалении от коллег. Отойти дальше не получалось – мешал бильярдный стол.
И там же найдутся ответы на большинство нерешенных вопросов.  Ямашита чрезвычайно недоверенный источник – почти хладнокровно заявил Микель, наверняка держа в уме придуманное  ирландцем еще с момента найма Каготару соперничество инженеров.
Заодно докажешь нашему коллективу, что ты куда более полезен, чем тот японец...
– Во имя триединых Максвелла, Фейнмана и Планка, хватит оказывать на меня давление!

Ощущение загнанности в угол достигло своего тревожного апогея. В Японию отчаянно не хотелось, но против своей природы Ервок пойти не смел. Ямашита, даже самый ненадежный, был угрозой и без того сомнительной репутации инженера Заффиро. И пусть где-то там наверняка все еще рыскал опасный блондин, расстрелявший половину ресторана. На этот раз у Макгаффина был шанс явиться на поле брани в полной пламенной готовности!
– Я еще об этом пожалею, – угрюмо пробормотал хранитель грозы, провожая хмурым взглядом покачивающийся силуэт уходящего куда-то в стену Микеля. Хлебнув еще немного джина прямо из бутылки, Ервок набрал на клавиатуре смартфона номер принадлежащий самому верному члену небольшой команды семейных техников.
– Бессонной ночи тебе, Жора. Собери ребят и приведи Пастыря в состояние пригодное для транспортировки. Самолетом...
Из трубки послышались возгласы неодобрения. Перевозить столь громоздкую технику на частном воздушном судне очевидно было делом опасным.
– Ну, если говорить начистоту, я и вправду немного не в себе, – все еще хмурясь, инженер с гордой искоркой в глазах оценил количество оставшейся в бутылке выпивки.

5 часов спустя.

Судя по показаниям приборов, которые инженер считывал прямо со своего пассажирского места – спасибо пламенному чувству электрических токов, самолет летел.  Новость хорошая, если учесть, что в хвостовом отсеке помещалась двухтонная груда металла, по исключительному недоразумению названная антропоморфной боевой машиной. Надо отдать ребятам должное: за гребанный час, выданный Микелем на сборы, они успели не только упаковать Шепарда в пупырчатую пленочку, но и поправить баланс самолета с помощью неведомых науке дерьма и палок.
– Кушать будешь? – внезапно поинтересовался Ервок у недавно пробудившейся ото сна Мелиссы. Еды у него не было, но вопрос прозвучал самостоятельно, как сам собой разумеющийся. В конце концов, он всегда кормил старших семейных хранителей. Даже если пищей оказывались лишь какие-то там пустые надежды.
Объясни мне, пожалуйста, ещё раз, как вообще получилось так, что я поехала с вами?
– Сила двух пар мужских конечностей, четырех бокалов пино-нуар и одной идеи, прозвучавшей в процессе дальнейшего веселья. Неужели ты думаешь, что я мог остановиться? Хочешь посмотреть фотографии Микеля, пьющего текилу из твоего пупка?

Мы улетели в Японию, радоваться следующей арке сюжетных квестов!

+1


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 11: Игры со смертью.