KHR... another

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 9: Пятница 13


Эпизод 9: Пятница 13

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Mickel Corvo, Melissa Ours.
Место старта: Лаборатория Микеля, база Заффиро.
Время и погода: 16 мая, 07:00. Сложно сказать, что происходит за окнами, потому что их нет в помещении.

0

2

В понедельник, на следующий день после первой встречи с новым инженером – Ямаситой – Микель проснулся минут за сорок до стандартного семичасового звонка будильника. Лежа без капли сна в только что раскрытых глазах, он размышлял по поводу сегодняшних планов, и что ему еще делать целых... тридцать девять минут. Но, поскольку досыпать смысла не было, да и вообще вряд ли это могло прийти ему в голову, Корво поднял себя с шелковых черных простыней и отправил себя на беговую дорожку, через полчаса бега перенаправив более взбодрившееся тело в душ, смыть остатки утренности и сделаться чистым после разминки. Будильник застал его за чисткой зубов, но вместе с этим сигналом телефон проскрипел еще и новым входящим сообщением. Еще минуты через три Микель вернулся в спальню – волосы еще взъерошены, с них каплями стекали на шею остатки влаги – и взял в руки телефон. Ох уж это неугомонное начальство, покачал головой Корво, просматривая сообщение, ни дня без происшествий. Встречу с Ямаситой сегодня приходилось отложить, а значит нужно уведомить Макгаффина, что на место он поедет один. Микель явно не спешил, методично приводя себя в порядок и с толком выбирая сегодняшнее облачение. Через полчаса он был полностью одет и собран, а еще через три минуты уже вышагивал в сторону гаража, где содержался его автомобиль. В отличие от ожиданий большинства, он жил в отдельном доме, и никто не смог бы заставить его переехать на постоянное место жительства в душный, переполненный людьми штаб.

Предупредив Ервока о том, что не приедет сегодня на встречу, Микель получил в ответ дружелюбное сочувствие, полное отсутствия понимания: "– Я не приду. – Да тебе и нечего там будет делать, лежи, Солнышко, отсыпайся." – примерно такое было содержание их аж пятиминутного телефонного разговора по пути Корво к базе, за время которого Микель раз десять успел бросить взгляд на кожаную папку на соседнем сидении, в которой лежал составленный накануне договор для Ямаситы. На базе же его ждал босс с одним из тех поручений, которые даже человек без капли скромности мог назвать максимум "туманным", а также Урс, которая также упоминалась в сообщении. Корво и не думал скрывать свое любопытство по поводу предстоящего события, но также не имел и малейшего представления, почему понадобился именно он. Все ответы на его вопросы, впрочем, не могли появиться раньше, чем он доберется до штаба.

А вот и он на горизонте. Припарковав машину возле здания, он выбрался из нее, резко распахнул двери главного входа и направился к кабинету босса. Но не дошел, завидев в коридоре маячившую фигуру облачной хранительницы.
Урс! – окликнул он ее, быстрым шагом преодолевая последние метры, отделяющие его от разрешения любопытства. – Утра. Я полагаю, ты сама можешь объяснить мне мой вызов сюда, – сверкая желтыми глазами за стеклами темных очков, он склонился над девушкой. Мимо прошел один из инженеров Ервока, которому Микель, не отрывая взгляда от Мелиссы, всучил папку с направлением "Макгаффину".

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-21 01:14:35)

0

3

В раннем детстве Мелисса была уверена, что понедельник - это такой страшный зверь, который съедает всех тех, кто слишком поздно лёг в воскресенье. В период развития карьеры в полиции она считала, что его надо запретить законом, вычеркнув из расписания недели, как страшный сон. И только сейчас, после прихода в мафию, она начала понимать, что понедельник - абсолютно такой же загруженный, пропитанный работой день, как и остальные. Потому что в мафии каникул и выходных просто не бывает.
Вот и сейчас - 6.30 утра, а она уже давно на ногах. Прежде чем начинать новую неделю, нужно было разобраться с отчётом действий за предыдущую. Рутинная на первый взгляд процедура на этот раз вызвала у девушки неожиданные трудности: она просто не смогла вспомнить, что происходило с ней в пошедшую пятницу. В тот день около одиннадцати часов утра Урс села в самолёт и отправилась в Японию - там проходило несколько деловых встреч с производителями оружия и финансовыми партнёрами. Около десяти часов вечера другой самолёт доставил её обратно, в Италию. Эти два события хорошо отпечатались в её памяти, но промежуток между ними не поддавался никакому анализу. Увы, пятница тринадцатого мая просто вылетела у Мелиссы из головы.
Босса Заффиро, однако, мало заботили приметы и суеверия.
- Я с этим разбираться не желаю. Могу направить для выяснения причин этого абсурдного провала в памяти другого свободного хранителя. Однако впредь прошу запомнить, что отчёт - не простая формальность, а важный источник информации о действиях семьи.
Он бы ещё сказал, что не доволен её поведением и ожидал большего. Как будто бы Мелисса сама не горела желанием узнать, что произошло в Японии в тот день.
Вау, - она, казалось, совсем недолго простояла у кабинета Вейна, когда увидела приближающуюся фигуру солнечного хранителя, - оперативно.
Микель Корво приблизился к ней. Мелисса попробовала невинно улыбнуться, но улыбка эта быстро скатилась в более привычную насмешливую. В коридоре напротив неё возвышался как всегда недовольный жизнью Микель. Позади него за окном, прорубленным в коридоре, уверенно возвышалось над горизонтом рассветное Солнце.
Мике-ель, - она улыбнулась шире, приглашая коллегу пройти в сторону общего зала, прочь от кабинета босса, - почему опять не по имени? Мы не чужие люди. Босс просто желает решить небольшую проблему. В моём отчёте за неделю не указаны события пятницы, по той простой причине, - она картинно развела руками, - что я их не помню. Но он страх как хочет понять, что случилось в этот день. Поэтому и отправил нашего лучшего медика узнать, в чём тут дело.
Решив, что "простая формальность" в виде заполнения отчёта не послужит достаточной мотивацией для хранителя, Мелисса, подумав, добавила, - раньше со мной такого не случалось. Скорее всего, в пятницу произошло действительно что-то важное.

0

4

Только на лице Микеля хотело обосноваться раздражение, как, не дойдя до кондиции, оно рассеялось при описании Мелиссой причин, по которым ему придется терпеть ее общество в течение некоторого времени, занимающего куда больше пяти минут. Урс, видимо не желая оставаться надолго перед кабинетом начальства – и это один из редких моментов, когда Микель был с ней солидарен – повела обоих куда-то в сторону общей комнаты. Корво не возражал, совершенно не обращая внимания на такую мелочь, как ходьба.

Не помнишь? – бровь солнечного хранителя удивленно изогнулась. – И что сказал наш лучший медик? – требовательно добавил он, стремясь получить полную картину, но потом он понял намек Мелиссы, и кинул на нее подозрительный взгляд, – Какой гребанный раз повторять тебе, что я не чертов медик. С другой стороны, я могу помочь, – настроение Микеля скакало как сумасшедшее, разрываясь между несознательным раздражением, что вызывала в нем такая легкомысленная девушка, как Мелисса, и вполне осознанной заинтересованностью в ситуации. На деле, любопытство не удовлетворилось мгновенно, а затребовало себе еще больше информации.
Объясни подробнее, что произошло в тот день. Что помнишь.

Они продолжали свой путь до комнаты, как Микелю в голову пришла альтернативная идея, и он, не объясняя, схватил Мелиссу за локоть, все с тем же вниманием слушая ее, и уверенно перенаправил к подвальным помещениям, где находилась его собственная лаборатория. И она была той из немногих причин, почему Корво довольно таки часто встречался на территории штаба. А Мелисса, если ей вообще это интересно, получит все желаемые объяснения по прибытию. Локоть был отпущен столь же внезапно, как и схвачен, ибо главное, чтобы девушка обратила внимание на смену маршрута.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-21 12:07:13)

0

5

Не "чёртов медик"? Мелисса удивлённо вскинула брови. А как же ворон из его коробочки? А как же те случаи, когда он помогал обрабатывать раны после неудачных операций? Чего стоил хотя бы тот раз, когда Мелисса пришла не к кому-нибудь, а именно к Микелю в кабинет с просьбой "доктор, мне грустно. Пропишите мне каких-нибудь антидепрессантов. Например, обнимашек." Правда, сейчас девушка уже припоминала, что это случилось в какой-то праздничный день, и что она по этому поводу, кажется, выпила лишнего.
- И насколько подробную версию ты хочешь услышать? - Мелисса вышагивала рядом с хранителем, пыталась поймать его взгляд за тёмными очками, - я проснулась, как обычно, в 6 утра, но долго выбирала, что надеть. А у меня есть топик с открытой спиной, ну ты его помн...
Тут Корво внезапно схватил её за локоть, подтолкнув в направлении, сильно отличном от первоначального. Мелисса восприняла это как полное нежелание слушать подробности и занудство головного мозга, но, тем не менее, всё же продолжила рассказ уже более спокойно.
- День проходил для меня совершенно обычным образом. На пятницу была назначена деловая поездка в Японию, поэтому в 11 часов я села на самолёт. Последнее моё воспоминание, связанное с утром - я спускаюсь по трапу и щурюсь от токийского солнца. Затем я помню то же солнце, но уже в закате - в районе 10 часов вечера самолёт доставлял меня домой. Я была удивлена, конечно же, но думала, что воспоминания об этом дне скоро вернутся.
Тут она вдруг заоглядывалась по сторонам. Сомнений оставалось всё меньше - они явно направлялись к помещениям подвала. Там находились в основном тренировочные площадки, энергоснабжение, продукты и боеприпасы... а ещё лаборатория Корво.
- Мик... Микель, - Мелисса ускорила шаг, чтобы догнать хранителя, уверенно следующего к столь неприятному для неё помещению. Урс была там всего несколько раз, но уже успела проникнуться отвращением к резкому запаху спирта и сияющей белизне стен, - Солнышко, пожалуйста, скажи, что мы просто идём на тренировку!
Как раз в этот момент они чуть ли не носами упёрлись в подвальную дверь с табличкой, на которой значилось имя хранителя Солнца. Нет, определённо, это не тренировочный зал.

0

6

Великое искусство заключалось в том, чтобы рассортировать слова, сотворяемые Мелиссой прямо из воздуха, на присущий странам первого мира пустой треп и на те, которые несут значимую информацию, которую можно использовать. Это было еще одним противоречием Урс: с одной стороны от  ее болтовни вскоре начинает болеть голова, а с другой – она стала бы идеальным шпионом. Вполне вероятно, что это одно из качеств, позволяющих ей удерживаться на двух стульях – в полиции и мафии – одновременно. Сейчас Микель смог всего лишь одним резким движением очистить от шелухи речь Мелиссы, что не могло не порадовать его. И, кажется, все оказывается еще интереснее, чем предполагалось.
И, очевидно, не вернулись, – пробормотал себе под нос Корво, углубляясь в свои размышления. Мужчина может и не заметил бы и вопросов Мелиссы, на автомате проходя самый знакомый маршрут в штабе, помимо пути к кабинету босса, если бы не приближение к месту назначения.

Солнышко, пожалуйста, скажи, что мы просто идём на тренировку!
Микель окинул долгим взглядом озабоченное лицо Урс, будто взвешивая все "за" и "против".
Ты можешь сказать и таким образом, – наконец ответил он, отворачиваясь к двери. После того, как он поковырялся в замке ключом, дверь дружелюбно открылась, представив взору хранителей темноту, дохнувшую на них ароматом многочисленных реагентов. Щелкнув переключателем, Микель создал в помещении живительный белый свет гудевших люминесцентных ламп, ослепивший бы каждого, кто пересек порог из полумрака подземных коридоров в белоснежную биохимическую лабораторию Корво, заставленную рядами самой современной техники. Но Микель тем более здесь не расставался с солнцезащитными очками. Казалось бы, почему бы тогда просто не сделать свет менее ярким и снимать стекла хотя бы здесь? Ответ прост: тогда изменится контрастность, а этого бы очень не хотелось.

В углу стояла вешалка, на которой сиротливо ютилось три халата: один неизменно микелевский и два на случай того, что к нему зайдут больные и немощные в поисках лекарств. Они всегда так делали. А Корво не мог допустить, чтобы они оскверняли его священную лабораторию своими грязными одеждами. И ботинками, для чего там же в углу лежала пластмассовая коробка, до верху наполненная бахилами. Как примерный хозяин, Микель сначала подал гостевой халат с парой синего полиэтилена на резиночках Мелиссе, после чего облачился в лабораторную одежду сам, прямо поверх костюма. С удовлетворением убедившись, что теперь его дорогому кабинету ничего не угрожает, Корво жестом пригласил Урс присесть на один из двух стульев, вжавшихся в ближнюю стену.

Я не психолог и не психиатр, а значит узнать, что у тебя там в голове без воздействия не смогу. Гипнозом, или что эти психи себе еще удумывают, тоже не владею. Тебе придется сейчас принять решение – хочешь ли ты узнать, что произошло в пятницу, или нет, – сосредоточенный тон и наклоненное к Мелиссе упирающееся локтями в колени туловище Микеля вполне можно было бы принять за бережность по отношению к состоянию собеседницы, если б каждый из них не знал, что это не так. Проблема всего лишь в том, что насильно запихивать свои препараты в кого либо он не собирался, так как давно выяснил, что стресс негативно влияет на их воздействие.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-21 20:24:22)

+1

7

Вспышка яркого света на миг лишила способности видеть. Нет, нет-нет, не-е-ет. Нет. Только не этот кабинет опять. Каждая колбочка, каждая белоснежная плитка в этом помещении напоминала Мелиссе о больнице и о полученных на миссиях травмах. Неприятно в них было не само ощущение боли и слабости, а та клетка из четырёх стен, в которой приходилось переживать восстановление. Обычно хранительница покидала лечебный отдел так быстро, как только могла, переселяясь на время лечения в квартиру или даже в личный кабинет. Сейчас ей очень хотелось сделать то же самое. Ну и что, что долг службы обязывает. Ну и что, что провести время наедине с Солнцем ей удавалось не так уж часто.
Недовольно насупившись, Мелисса взяла из рук Микеля халат и очень, очень медленно его надела, с вызовом глядя на мужчину. С каждой пуговицей она возилась, как с китайской головоломкой. Каждую ворсинку с халата она смахивала так тщательно, будто от этого зависела её жизнь. Бахилы девушка натянула на ноги в последнюю очередь. Гордо прошествовав через всё комнату, она опустилась на тот стул, что находился поближе к двери, на всякий случай продумывая уже и пути отхода.
Не замедлили подтвердиться и худшие опасения. Корво доходчиво объяснил, что они сюда, дескать, не поболтать пришли, а если Мелисса откажется от применения на себе препаратов из его коллекции, то находиться здесь ей и вовсе незачем.
- Ты мне, наверное, сейчас предложишь синюю и красную таблетку, да-а? - Она чуть-чуть придвинулась к сидящему напротив хранителю так, что их колени соприкоснулись, - но, Микель, тебе знакомы мои принципы. Я же просто не потерплю какой-нибудь отравы в своём организме. Мне, быть может, ещё детей рожать, - она засмеялась. Смех получился нервным - Урс мало верила в то, что когда-либо ей представится возможность завести семью.
Но что же делать?
С одной стороны, Зарка не будет так уж переживать из-за одного-единственного отсутствующего дня. С другой - любопытство действительно мешало хранительнице прямо сейчас уйти, хлопнув дверью. С третьей стороны, Корво не спрашивал бы её разрешения, если бы собирался предложить что-то совершенно безобидное. С четвёртой, прямо сейчас до ужаса хотелось немного мёда.
- Убеди меня, что это не сделает моё состояние только хуже, - она слегка наклонилась вперёд и упёрлась локтями в колени точно так же, как Микель. Теперь Мелисса смогла наконец-то разглядеть за тёмными стёклами очков глаза - они казались холодными даже несмотря на цвет. Такой насыщенный, янтарно-жёлтый, прямо как... как мёд. В памяти пронеслась баночка сладкого лакомства, которую она держала в ящике кабинета как раз на такие случаи. За ней - недовольное одутловатое лицо начальника, который раз уже жалующегося на её опоздания. Сегодня ей ещё предстоял полный рабочий день... нелегко было отправиться на него после ряда сомнительных процедур.
- У тебя есть что-нибудь сладкое? - неожиданно даже для самой себя спросила Мелисса.

0

8

Микель внимательно следил за движениями девушки. То ли она так сильно нервничала перед процедурой, то ли пыталась флиртовать с ним, то ли и то и другое одновременно. Но единственное, что было очевидным для солнечного хранителя – она не доверяла ему, и опасалась какого-либо вмешательства, в том числе и лекарственного. Ну что ж, он и не просил о каком-то там доверии, ему всего лишь нужно было, чтобы Урс расслабилась и позволила ему работать. А как раз этого ему добиться не удалось. Глядя на требующую от него гарантий Мелиссу, Микель вздохнул, покачав головой. Он искренне пожалел, что вообще стал спрашивать ее разрешения. Если босс вызвал именно его для разрешения этой проблемы, то нужно выполнять, а не сидеть и спорить о последствиях с паценткой. Мужчина поднялся со стула, разрывая неприятное ему вторжение в личное пространство, при этом продолжая смотреть на девушку неопределенным взглядом с высоты своего роста.

Белую. И только одну. Ноотроп на основе растительных компонентов... – начал объяснять он, но его прервали. – Э, сладкое? – Корво улыбнулся, но улыбка эта не содержала ни капли теплоты. – Есть. Но, боюсь, «сладкое» из моей коллекции понравится тебе в разы меньше препарата, который я собираюсь тебе дать, – на этом Микель развернулся и направился к холодильному ящику, где хранились все его заготовки, которые в будущем собирались перекочевать в компактные маленькие таблетки, помогающие каждому, кто в них нуждается. Покопавшись там некоторое время, он вернулся к Мелиссе с двумя колбами, в одной из которых полоскалась вязкая мутная жидкость, а в другой была, казалось бы, обычная питьевая вода, если бы не даже издалека заметный странный запах.

Хотя они сейчас еще не похожи на таблетки, – развел руками Микель, заставляя содержимое емкостей всколыхнуться, – но в одной то, что тебе нужно принять, а в другой, – Корво задумчиво взглянул на «воду», – «сладкое». Одно стимулирует нейронные связи в центральной нервной системе, а другое их, как ни странно, угнетает. Первое является... скажем так, модификацией того препарата, что использую я сам в качестве боевого нейростимулятора – и, как видишь, я жив и стою перед тобой. Итого, если ты будешь послушной девочкой, и соизволишь проглотить свое недоверие ко мне вместе с содержимым первой колбы, то мы сможем начать работу с твоей памятью. Если нет, и тебе только сладкого подавай... В таком случае тебе подойдет несколько часов лежания в беспамятстве с очень неприятными последствиями, и за них-то я точно не отвечаю. Оно еще недоработано, – пояснил он свою последнюю фразу. Микель ногой придвинул к Мелиссе невысокую тумбочку, стоявшую неподалеку, и поставил перед девушкой обе колбы. Сам же отправился к раковине и набрал в один из стаканов, всегда находившихся на навесной полке там же, чистой итальянской воды из-под крана, после чего вернулся и поставил его там же, на тумбочку.
Если у тебя есть еще вопросы, то задавай. Если нет, изволь или делать что-то или выметаться из кабинета. Зарке о своем нежелании принимать «отраву», – он вложил в это слово максимум иронии, – будешь докладывать сама.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-22 19:03:47)

0

9

Эй, ты куда-а, - недовольно протянула Урс, расстроенно приподнимая брови. Со стороны это, надо заметить, выглядело просто очаровательно, но занятый своими мыслями хранитель уже не обращал на девушку никакого внимания. Это, между прочим, был юбилейный шестьсот шестьдесят шестой раз, когда он поступил подобным образом. Необщительность Солнца, по мнению хранительницы, совершенно не подходила к его тёплой пламенной сущности. Мог бы хотя бы поинтересоваться нынешним самочувствием пациентки! Семья они, или кто, в конце-то концов?
Самодовольный придурок, - мысленно произнесла она, скрестив руки на груди и резко откинувшись на спинку кресла. Какое-то время мужчина с усиленной сосредоточенностью рылся в холодильнике, перебирая свою дражайшую коллекцию склянок. Выкинуть бы эти склянки в окно ко всем чертям!... Тут он вернулся из экспедиции в Арктику в обнимку со стеклянными колбами. Мелисса проводила их взглядом до тумбы, где они и нашли своё новое пристанище, одновременно прислушиваясь к вдохновенному рассказу о свойствах содержимого этих ёмкостей. Она мечтательно улыбнулась, - а, чёрт с этим. Всё равно он милый.
- Есть вопрос, а как же. Иногда мне любопытно, ты именно меня так не любишь, или просто мужчинами интересуешься? - она изучающе разглядывала лицо Микеля в поисках изменения мимики. Мелисса всегда подозревала, что, если Корво когда-нибудь искренне рассмеётся, у него от перегрузки появится с десяток лишних морщин или вообще отвалится нос. Решив, однако, что перегибает палку, и что ей ещё с этим человеком работать, Мелисса быстро схватила со стола колбу со стимулятором нейронов и, похвалив себя мысленно за то, что запомнила стратегию действия препарата, сделала оттуда несколько глотков.

Она прислушалась к ощущениям. Затем медленно, осторожно попробовала вспомнить последнюю пятницу. Последняя пятница тут же отказала в запросе. Что же это за средство такое - без быстрого эффекта? В поисках какой-то дополнительной стимуляции девушка огляделась по сторонам. Нащупала взглядом вторую колбу. Запах, исходящий от неё, при наличии живого воображения, как раз такого, как у Мелиссы, мог показаться даже немного приторным. Она быстро поднесла его к губам и слизнула с внутренней поверхности пару прозрачных капель.
На вкус «лекарство» оказалось совсем не сладким.
В поисках оправданий столь преступной дезинформации Урс, резко вскинув голову, пронзила Микеля оскорблённым взглядом. Однако, судя по поведению последнего, девушка как-то слишком быстро и слишком уж далеко зашла в своём пути самолечения.
- Я просто хотела попробовать, - она снова попыталась напустить на себя невинный вид. И снова потерпела провал, - со мной ведь ничего не случится от пары капель?

0

10

Наверное, если сказать, что от вопроса Мелиссы Микель удивился, то это будет крайне недостоверное описание выражения его лица. У него даже на нос очки сползли, как бы желая показать всю эту смесь изумления и недоверия в его глазах. Губы дернулись в полуулыбке.
Именно за это тебя так и не люблю, за твое непостоянство и за то, что ты умудряешься упоминать о себе в таком ключе даже в ситуации обследования, – наконец соизволил он ответить Мелиссе, видя, что она поступает внезапно именно так, как ей сказали. Он встал в более расслабленную позу, скрестив руки на груди, и напряженно следил за каждым изменением в выражении лица Урс, когда та принимала препарат. Очевидно, на нее он не подействовал сразу, хотя это было, в общем-то, и не удивительно – находясь на стадии разработки, новый стимулятор был пока плохо приспособлен к быстрой работе. Тем более, что любой препарат, создаваемый Микелем в своих целях, предварительно обязательно подстраивался под особенности именно его нервной системы. Но следующее действие Мелиссы явно не было спрогнозировано – и когда она схватила с тумбы вторую склянку, Микель дернулся было остановить ее, но было уже поздно. Секунды две он стоял в такой динамичной позе с протянутой рукой и таращился на нее рассерженным взглядом. Однако после к нему в голову пришла мысль, что и это может быть на пользу процедуре. Медленно вернувшись в свое первоначальное состояние, мужчина, поправив очки, заметил деловым тоном, все еще содержащим остатки того разочарования, которое было привнесено в его жизнь в лице Мелиссы.

О побочных эффектах я уже говорил ранее, это твой выбор. Ну, в таком количестве не несколько часов, но несколько десятков минут, но все же. С другой стороны, твои необдуманные действия, Урс, вполне могут нам пригодиться, – собственно, его идея заключалась в том, что депрессант уменьшит нагрузку на нервную систему, и стимулятор подействует эффективнее. Если его немного подтолкнуть в нужном направлении, конечно. – Теперь, – произнес он вкрадчивым тоном, не спуская глаз с выглядевшей почти испуганно Урс, и присел рядом с ней на свободный стул, – главное не дергайся.

Кольцо Заффиро на пальце хранителя заискрилось желтым цветом, и Микель максимально аккуратно двумя пальцами коснулся висков Мелиссы, концентрируясь на тонкую подачу пламени в височные области. Делать это приходилось максимально осторожно, чтобы не сделать еще хуже. А стимулятор, выпитый ею ранее, выполнит оставшуюся часть работы. Пяти секунд более чем достаточно.
Сейчас у тебя будет немного побаливать голова, а также из-за депрессанта почувствуешь сонливость. Но память сейчас может предоставить тебе совершенно неожиданные факты. Даже если это будут какие-то воспоминания прошлого – хотя это будут скорее уже артефакты – сосредоточься на необходимых тебе событиях, – это были самые краткие и необходимые инструкции, после чего Микель замолк, напряженно ожидая результатов.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-22 23:40:22)

0

11

Да за что меня можно не любить? Я же прекрасна, как малина со взбитыми сливками! Лёгкая улыбка Мелиссы чуть не обернулась тихим смешком с её стороны. Ну что ж, отрицательный результат - тоже результат.
Однако своеобразная реакция на её действия ледяного Солнца, упрятанного в дорогой итальянский костюм, подсказывала, что удовлетворительным такой результат назвать никак нельзя. Мужчине явно было всё равно, выпьет ли его коллега стакан воды, экспериментальный препарат или серную кислоту.
- С другой стороны, твои необдуманные действия, Урс, вполне могут нам пригодиться.
Только что предупреждал о том, что препарат вредит здоровью, а теперь заявляет, что прямо жить без него нельзя. А говорят ещё, что это девушки непостоянны.
Мужчина почти прошептал что-то, что с микелевского языка переводилось, как "уважаемая испытуемая, пожалуйста, сядьте поудобнее на стуле и расслабьтесь. Я буду действовать максимально аккуратно, и Вы почти ничего не почувствуете". Затем опустился на сидение напротив неё и легко коснулся пальцами висков хранительницы. Несмотря на то, что прикосновения были ей приятны, сосредоточенный и серьёзный взгляд Корво не предвещал ничего хорошего. Мелисса испуганно взглянула на него.
И вдруг, почти сразу же, почувствовала сильную боль в тех местах, где пальцы Микеля соприкасались с её головой.
- Я тебя не понимаю... - издалека она слышала призывы хранителя вспомнить события пятницы, но ощущения, которые она переживала, мешали ей воспринимать даже такую простую информацию.

Голова болела всё сильнее. Конечно, ему было на это всё равно. Всем наплевать, что у неё там происходит, лишь бы она выполняла свою функцию. Как всегда. Люди, с которыми она работала столько лет, готовы были избавиться от неё в любой момент. Неужели в ней нет ничего, кроме этого чёртового облачного пламени и воспоминаниях о проклятой пятнице?!

Мелисса почувствовала, как глаза увлажнились. Понимание того, что именно так она обычно чувствовала себя в периоды депрессии, пробежало в сознании одновременно со слезой, прокатившейся по щеке.
- Что это за штука... - она всегда гордилась своей осанкой, но сейчас ослабевшая спина позволяла лишь безвольно откинуться на заднюю поверхность стула, - я так и думала, что ты дашь мне какой-то... вредный...
Приехали. Её ненавидит даже собственный член мафиозной семьи. Мафия, чего ещё от них ожидать... даже на совещании в Японии финансовый партнёр совершенно не интересовался словами Урс, только лишь пил свой зелёный чай да пристально разглядывал её декольте с противоположного конца стола.
- Я помню, - с сонным удивлением пробормотала Мелисса, - я посещала совещания. Но на второе я прийти не смогла. Я ездила в местную поликлинику, потому что... - голова заболела ещё сильнее, особенно в висках, - потому что у меня раскалывалась голова. Как сейчас.
Мелиссе очень не хотелось, чтобы и так не слишком дружелюбный хранитель видел её в столь подавленном состоянии, но сделать ничего не могла. Страх того, что теперь ещё придётся терпеть несколько внеплановых месяцев депрессии, лишал последних остатков оптимизма.

0

12

Он мог ответить, что эта «штука» не вредна, и даже в недоработанном состоянии не может обеспечить больше побочных эффектов, чем любой схожий с ним препарат. И что он предупреждал о побочных действиях второго – на который, как он полагал, она и дала такую реакцию. Но не стал, понимая, что эта информация не будет сейчас услышана находящейся в полуобморочном состоянии Мелиссой. И еще многие часто пытались укорить его, дескать, что он ставит над людьми бесчеловечные опыты, и он искренне не понимал, как им в голову вообще могла прийти подобная нелепость. Все его разработки основывались на внушительном экспериментальном опыте предшественников, да и в целом были несколько раз перепроверены до начала испытаний. Потом, правда, идет еще некоторая доработка, но она, как уже говорилось, минимальна. Поэтому-то реакция Урс его так обеспокоила. Мужчина сидел возле нее, не в силах сделать что-либо до прекращения действия препарата – никакой из антидотов не мог отменить одновременно два принятых Мелиссой средства, не усугубив ситуацию – и напряженно думал, что могло спровоцировать реакцию. Покопавшись мысленно в вероятно заблудших знаниях о девушке, он обнаружил в больничной карте главного медика интересующую его запись. «Ах ну да, психическое расстройство. Но какого черта, это гребанные височные области, не эпилепсия же у нее, черт побери!» - Микель порывисто вскочил, намереваясь поискать наиболее мягкое антиседативное средство, но тут... Мелисса начала говорить. Корво замер в оцепенении, после чего медленно опустился обратно на стул.

Продолжай. Скоро боль успокоится, – произнес он настолько мягким голосом, на который был вообще способен. Поискав глазами в ближайшем окружении чего-нибудь достаточно сопутствующего его голосу, он обнаружил стакан холодной воды, оставленный Мелиссой нетронутым. – Держи, – добавил он, буквально вкладывая его в руки Урс, – запей.

0

13

- У меня… болит голова, - сморщившись, она вяло отвернулась от Микеля и попыталась закрыть лицо руками. Последний раз я пробую на себе непроверенные препараты!
В будущем это правило точно войдёт в её любимый список изречений "Это последний раз, когда я...". Таких, как, например, "Это последний раз, когда я ложусь спать с мокрой головой", "Это последний раз, когда я даю свой номер незнакомцу", "Это последний раз, когда я бью мёртвого человека ржавой трубой". Ну и, конечно же, "Это последний раз, когда я забываю поставить телефон на зарядку".
Ещё в этот перечень определённо стоит добавить пункт "Это последний раз, когда я пью что-то, что предлагает мне Микель"!
И вдруг, словно прочитав её мысли, Корво именно в этот самый момент с силой впихнул ей в руки стакан, полный жидкости, напоминающей воду. Именно напоминающей, потому что с точностью сказать, что же там такого прозрачного плескается, теперь было нельзя.
Зато содержимое стакана ничем не пахло и не внушало опасений. Поэтому Мелисса, нарушая только что придуманное ею правило, отхлебнула из ёмкости несколько больших глотков. Тут же почувствовав тошноту, она опустила стакан, но пальцы, разжавшись, отправили его в свободное падение до пола. Звук бьющегося стекла моментально разнёсся по всей лаборатории.
Подождав какое-то время, пока самочувствие хотя бы немного придёт в норму, она печально посмотрела на Микеля. Кажется, он по-прежнему ожидал продолжения банкета.
- Я приехала в Японию утром. Пошла пообедать, затем поехала на переговоры в Токио, назначенные на 2 часа дня, - она закрыла глаза, чувствуя, как боль понемногу отступает, - Переговоры длились примерно час, но... мы не успели обсудить всё. Меня очень раздражал этот идиот-партнёр, и я решила попить воды... а у них её ещё и в кулере почти нет! Но я добавила её посредством пламени... и тогда у меня начала болеть голова.
Боль голове, словно вторя её словам, снова немного усилилась.
- Я ушла с переговоров, чтобы обратиться к доктору. Мне дали лекарств, боль стала слабее... я поехала домой, не проведя второе совещание.
Она вновь посмотрела на Микеля - до этого девушке было неловко это делать, - ты же не думаешь, что память пропала из-за чувства вины?

+1

14

Так, ну вот это совсем ни в какие ворота. Микель мрачно поглядел на осколки стакана, брызги воды, захватившие территорию порядочно – даже рефлекторно отдернув от места столкновения стекла с полом ногу, Микель не смог избежать промокшей штанины. Чувствуя постепенно нарастающую раздражение, он медленно перевел взгляд с брючины на все больше расходившуюся в негативной реакции Урс. Он совершенно точно был уверен, что ни один из выпитых ею препаратов не влиял на регуляцию человеком мышечного тонуса. А значит то ли она прикидывается, то ли это что-то явно не физиологическое. Оставив это на совесть Мелиссы, и решив повременить с уборкой осколков, Микель вперился взглядом в лицо девушки. Он точно чувствовал – как только состояние Урс стабилизируется достаточно, чтобы он смог отлучиться от нее, он обязательно соберет мусор, выйдет в коридор и швырнет эти осколки в ближайшую стену. Потом не поленится, соберет осколки еще раз – и на этом цикл замкнется и будет повторяться пока от стекла не останется лишь очень мелкий песок. По крайней мере, на данный момент он представлял себе именно так масштабы собственного гнева. Но пока первостепенны научные интересы, и он не позволял себе спускать глаз с любых изменений в состоянии пациентки. Кажется, на подходе еще один кусок из событий дня пятницы.

Пока это может быть что угодно, но скорее всего нет, – покачал головой Микель. "Гениальная мысль конечно, увеличивать питьевую воду пламенем". – Чувства вины за что? И что ты помнишь в промежутке между выходом от врача и поездкой домой? Что-то необычное, может быть? – он старался особо не давить, но информация о том, как она была на совещании совсем не подходит для объяснения столь тяжелой амнезии, выход из которой сопровождается так болезненно.

0

15

Кажется, хранитель мало-помалу перешёл из состояния холодной отстранённости в более тёплое состояние сдержанного любопытства. Наконец-то! Это вселяло некую уверенность. Во всяком случае, сквозь поток чёрно-белых представлений о конце света и жертвах Второй мировой пробилась мысль о том, что мутные дорожки слёз с примешавшейся тушью на щеках совершенно ей не идут. Девушка потёрла лицо руками, стараясь не сделать своей и так натерпевшейся мордашке ещё хуже.
- Я не помню ничего необычного, - она разглядывала осколки стакана, разметавшиеся по полу. Вода разлилась прозрачной лужицей по столь тщательно оберегаемой лаборатории Микеля. Он, должно быть, злится...
- Единственное, что мне показалось странным - я почувствовала боль сразу после того, как применила пламя. В самолёте я заснула, а когда проснулась, не было ни неприятных ощущений, ни понимания того, что произошло.
В совершенно бессмысленной попытке как-то загладить свою вину перед Солнцем, Мелисса принялась старательно перебирать в памяти события тех проклятых переговоров в Японии.

Она уходит прочь по коридору от липкого, надоедливого да и, к тому же, совершенно необаятельного финансового партнёра. Идёт за стаканом воды – на самом деле, затем лишь, чтобы отделаться от него хотя бы на полминуты. Но и тут настигает неудача: вода в кулере плещется на самом донышке. Чтобы не возвращаться с пустыми руками, она прикладывает руку с элегантным облачным колечком к пластиковой поверхности аппарата и направляет пламя туда, куда нужно. В кулере заметно прибавляется воды. В голове Мелиссы заметно прибавляется каких-то чужих, потусторонних воспоминаний.

- Ай! - девушка дёрнулась на стуле, зажмурив глаза, - опять!
Боль в голове как будто никуда и не уходила.
- Мне кажется, что это начинается, когда я пытаюсь вспомнить, что произошло на совещании, - она беспомощно пожала плечами, - как будто бы я... - Мелисса старательно подбирала слова для описания ощущений, - будто я запомнила что-то лишнее. Слишком многое. Чужое. Я не могу сказать точнее. Правда, не могу.
Может быть, это правильно, что она всё забыла? Может быть, эта информация была опасна и для неё самой?

Но сейчас, во всяком случае, Урс меньше всего хотела об этом думать. Ни на какую работу после такой "процедуры" ей уже не хотелось. Ни в понедельник, ни в какой-либо другой день.
- Мне пора на работу, - механически повторила она свои мысли. Правда, в искажённом их состоянии, - я чувствую себя лучше.
Всё так же механически, движимая желанием подышать свежим, не пропитанным незнакомыми медикаментами воздухом, она сняла с себя отвратительно белый халат и неуверенно зашагала из отвратительно чистого помещения к выходу.

0

16

«Почувствовала боль сразу, как применила пламя» – крутилось эхом в голове Микеля. Отчего-то эта фраза, сама по себе уже тревожащая, напрягала его сильнее необходимого, но он пока не улавливал, что в ней такого. Мужчина задумчиво откинулся на спинку стула, глядя куда-то сквозь Мелиссу, которая тоже замолчала, погрузившись в воспоминания. Определенно, эта фраза была ключевой, и Корво вскоре нашел проблему. «Она очень болезненно отреагировала на прикосновение "русалочки", значит ли все это, что она также будет реагировать на любое воздействие пламенем?» – из таких размышлений Микеля вывел вскрик Мелиссы, снова почувствовавшей боль. Корво вновь обратил весь свой напряженный слух к словам Урс, пытаясь найти еще какие-нибудь зацепки. «И провалы в памяти... Несмотря на препараты, ей удалось вспомнить только часть, остальное же... Нет, это уже не ее прихоть, это что-то более серьезное. Какой-то блок, но какова его природа? Вернее, какова вероятность, что природа его пламенная?» Но, кажется, Мелиссе было всего этого уже достаточно. Микель в принципе был с ней согласен. Улучив момент, когда рука девушки оказалась на уровне его глаз, он быстрым и точным движением использовал на ней одноразовый приборчик для забора крови – полезная вещь, и прокол затягивается мгновенно. А пока Урс демонстративно снимала ничего ей не сделавший халат, он пошуровал в тумбочке, стоящей перед ним, и выудил из ящика маленький пузырек мелких таблеточек с размашистой надписью красным маркером «экстракт пустырника». Хотя он, конечно, сомневался, что Мелисса согласится впредь взять из его рук даже самые безобидные препараты. Но, в общем-то, это были опять же ее проблемы.

Экстракт пустырника, – повторил вслух надпись и, не вставая с места, протянул баночку Мелиссе. – Против стресса. Рекомендую сегодня отлежаться, с работы отпроситься. Со здешними формальностями я разберусь, а с полицией тебе придется самой договариваться, – Микель проводил взглядом удаляющуюся Урс и, когда та уже была у самой двери, добавил вдогонку: – Если что-то еще будет вспоминаться – сообщай.
Дверь за девушкой захлопнулась, Корво остался в одиночестве на своем стуле. «Нужно больше испытаний, но совершать насилие над мозгом опасно для здоровья – в таком случае мы точно ничего не выясним, да и хранителя потеряем. Нужно придумать что-то более мягкое», – мысли постепенно сходили с колеи научной заинтересованности. Микель вспомнил неуверенную походку Мелиссы, когда та шла к двери. Выудил свой телефон из кармана.
Сопроводите синьориту Урс к ее комнате, – и отключившись, вернул аппарат на место. Всегда полезно иметь разнорабочих в штабе, они выполнят любой приказ, где бы ни находились.

Вот теперь эта часть работы закончена. Микель тяжело вздохнул, непроизвольно бросив взгляд на осколки, по-прежнему валяющиеся в луже воды. На деле далеко ходить не надо было, вот свободная от шкафов стена. Корво бережно поднял так много стекла, сколько нашел, и с размаха, едва ли не с солнечным ускорением (позже он не смог бы ответить, была ли желтая вспышка или нет) зашвырнул их в стену, не считаясь с собственными руками.
Ты могла бы хоть немного уважать чертову личную территорию и не бить чужую посуду в чужом кабинете, Урс! – проорал он так громко, что сам бы почувствовал дискомфорт, если бы не относительно поглощающие звук стены. Осколки, как и ожидалось, рассыпались, но некоторые из них оказались чуть удачливее, и теперь красовались воткнутыми в стену. На ладони остались четко видневшиеся отпечатки стекол, сжимавшихся очень крепко. Нет, одни осколки ничего не решают. Микель прибрал все, что так или иначе оказалось чужеродным на полу, и вышел из кабинета, не забыв поставить тумбу на место, снять лабораторную одежду, выключить свет и закрыть за собой дверь. Надо проветриться, и мужчина зашагал обратно к стоянке, по пути по телефону договорившись с боссом – пусть и с большим скрипом – о внеплановом выходном для Урс. Остальное зависит от нее, работа Корво на этом выполнена. А емкость с небольшим количеством крови уютно примостилась в кармане пиджака.

Отредактировано Mickel Corvo (2014-03-25 11:40:54)

+1

17

- Если что-то еще будет вспоминаться – сообщай.
Хранительница с отрешённым равнодушием обернулась к Микелю. Кажется, эта ситуация вывела из равновесия даже его: брови мужчины были нахмурены, губы сжались в тонкую плотную линию. Глаза, сосредоточенные на Урс, недобро поблёскивали, и только тёмные стёкла очков, подобно солнечному затмению, спасали девушку от яркого прожигающего взгляда.
Она уже открыла было рот, чтобы выдать вопрос о том, придётся ли ей идти прямо к нему в спальню, если воспоминания вернутся поздно ночью, но нашла в себе силы лишь пролепетать тихое, - ага.
Вышла из комнаты, всё так же прижимая к себе экстракт нашатырника. Или малинника? Мелисса зажмурилась и вновь открыла глаза, чтобы прогнать наваждение. Затем, прислонившись спиной к наружной стороне двери, она медленно съехала на пол по её холодной металлической поверхности. Рыдать в подушку хранительнице больше не хотелось, слава мёду. Но идея забиться в тёмный угол и посидеть там ещё несколько часов всё так же манила.
Во всяком случае, Микель ни разу не попытался убить меня за сегодняшний день. Может быть, он не так уж и ненавидит меня, как хочет показать? - мечтательно размышляла она.
- Ты могла бы хоть немного уважать чертову личную территорию и не бить чужую посуду в чужом кабинете, Урс!
Крик, донёсшийся из внутренней части комнаты, пробился даже через тяжёлую лабораторную дверь. Мелисса испуганно вздрогнула и отшатнулась от неё.
Несколько секунд она просидела в изумлённом молчании. Затем улыбнулась. И вот, через мгновение Мелисса уже звонко хохотала, прикрыв рот рукой. Откуда-то из глубины подвального коридора к ней уже приближалась торопливой походкой девушка из отдела по работе с персоналом. Подняв всё ещё смеющуюся хранительницу на ноги, удивлённая сотрудница осторожно повела её на верхние этажи.
Да-а, наверное, в спальню он меня не пустит, даже если я вдруг вспомню всю историю мироздания.

*
Однако ни тайны жизни и смерти, ни даже события минувшей пятницы полностью Мелиссе вспомнить так и не удалось. И хорошо, ведь потеря памяти являлась вовсе не сбоем роботы нервной системы, а защитой организма. Дело заключалось в том, что переговоры, так раздасадовавшие девушку, проходили в области одной из аномалий, нахально разметавшихся по всему Токио. Применив пламя Облака, она, тем самым, активировала её. Ну а та, в свою очередь, выплеснула на источник пламени информацию некой альтернативной реальности. Мозг Мелиссы не был в состоянии справиться с таким обширным вмешательством в свою работу, из-за чего появившаяся новая нежелательная информация была просто вытеснена во время первого же сна хранительницы. Вместе с ней, как случайные жертвы, из памяти выпали и все события того дня.
Остаётся надеяться, что следующую Пятницу 13го Мелисса проведёт хотя бы немного удачнее…

0


Вы здесь » KHR... another » Закрытое » Эпизод 9: Пятница 13